Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 14:49
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 Сочи: Страницы прошлого и настоящего - Курорт Сочи (Часть 1)
Зарождение курорта. Конец XIX в. - 1917 г.

Курорт Сочи (Часть 1)

Интересные и важные сведения о курорте Сочи содержатся в обширной дореволюционной литературе, которая, однако, требует к себе осторожного подхода и нуждается в строгой критической оценке. Особенно это касается изданий, преследующих рекламные цели и поэтому не всегда соблюдающих объективность в изложении.

Берег море

В литературе можно встретить самые противоречивые отзывы о Сочи - от крайне пессимистических до преувеличенно восторженных. Значительно большего доверия заслуживают труды отдельных представителей науки, но и в них не всегда наблюдается полное единство взглядов. Тем не менее литературные описания Сочи, составленные, как правило, очевидцами, донесли до нас множество достоверных фактов, связанных с зарождением и начальным этапом существования курорта.

Превращению Сочи из небольшого селения в известный курорт способствовали определенные предпосылки, среди которых важнейшими являлись следующие:

1. Удачное сочетание благоприятных природно-климатических условий.
2. Социально-экономические меры правительства по освоению края.
3. Научные изыскания на побережье.

Перечисленные факторы послужили мощным толчком, предопределившим курортное будущее Сочи и его окрестностей.

Решающую роль здесь, несомненно, сыграли чрезвычайно выгодное географическое положение и климатические особенности участка Черноморского побережья Кавказа, на котором расположен Сочи.

В дореволюционной литературе утвердилась тенденция сравнивать Сочи в климатическом отношении со всемирно известными курортами Средиземноморского побережья Франции и Италии. Следует отметить, однако, что по этому вопросу существовало немало противоречивых суждений.

Даже такие ученые авторитеты, как профессора А.И. Воейков и А.Н. Краснов, специально изучавшие климат побережья, пришли к далеко не однозначным выводам. Так, А.Н. Краснов обвинил А.И. Воейкова в неправильной характеристике сочинского климата и неправомерных попытках сближать Сочи с французской и итальянской Ривьерой. По мнению А.Н. Краснова, Сочи отличается от знаменитых южноевропейских курортов "страшным" количеством осадков, выпадающих во все месяцы года, особенно зимой. При этом необыкновенное ненастье поздней осени и зимы, когда случаются резкие падения температуры, делают зимний сезон, столь прославленный на Ривьере, совершенно невозможным временем года в Сочи. Вот почему не только район Сочи, но и даже соседние Гагры нельзя сравнивать с той же Ниццей. Это совсем не зимние климатические станции (* Климатической станцией до революцииназывался курорт или курортная местность с благоприятным климатом и расположенными там лечебно-оздоровительными учреждениями), а, подобно Крыму, летние и осенние курорты. "В этом отношении, - считал А.Н. Краснов, - нет места во всей Российской империи, которое могло бы с Сочи сравняться, и разве только приатлантические Пиренеи и Западная Франция имеют что- либо подобное. Сочи - это наши Тулуза, Биарриц, Бордо, но оно во многом выше их, так как оно и теплее и живописнее".

Вопреки вышеприведенным соображениям известного ученого, некоторые авторы впадали в другую крайность, всячески превознося климатические достоинства Сочинского района. Весьма характерны в этом смысле рассуждения доктора Г.В. Скупенского, по словам которого, отличительные свойства климата Сочи не имеют себе равных нигде в Европе, а часть побережья между реками Шахе и Бзыбью в климатическом и климатолечебном отношении не только не уступает Ницце и Сан-Ремо, а во многом превосходит их. Благодаря столь положительным особенностям климата Русская Ривьера как климатический курорт может функционировать круглый год.

Верещагинские дачи

В связи со сказанным заслуживает упоминания и природно-климатическая характеристика Сочи как курортного места, сделанная доктором медицины, профессором, лейб-хирургом Е.В. Павловым: "Сочи - лучший уголок не только России, но и всего мира; красота местности, редкие климатические условия ставят этот уголок Черноморского побережья куда выше всех прославленных курортов Европы. Я не знаю, найдется ли на берегу южной Франции местечко, которое могло бы соперничать с Сочи как климатическая станция...".

Как бы ни решался вопрос о правомерности сопоставления Сочи с лучшими средиземноморскими курортами, ясно одно: своим возникновением этот курорт в значительной мере обязан чрезвычайно редкому и удачному сочетанию физико-географических и климатических факторов.

Дача профессора

Впервые Сочи как возможную в будущем климатическую станцию описал еще в 1882 г. доктор К.С. Бахутов. По его мнению, посад Сочи (Даховский) имел право называться климатической станцией в силу следующих причин:

1. Занимаемая им местность (включая ближайшие окрестности), обладая всеми достоинствами северо-восточного и восточного побережья Черного моря, представляет перед ними еще и то преимущество, что не лихорадочна и защищена от холодных ветров.
2. Посад расположен на открытом берегу моря (без бухты) и поэтому может считаться хорошим местом для морских купаний.
3. Вблизи Сочи находятся серно-щелочные источники, которые можно применять с лечебной целью.
4. Существует возможность организовать лечение больных виноградом.

Исходя из этих соображений, К.С. Бахутов отзывался о Сочи как о "лучшей на всем восточном побережье Черного моря санитарной станции".

Надо отдать должное прозорливости автора, сумевшего разглядеть в этом "одичалом, заброшенном и изолированном уголке Черноморского побережья" будущее лечебное место. "Сочи, - писал К.С. Бахутов, - скромный прибрежный поселок, в котором несколько 2-этажных домов, телеграфная станция, детский пансион, десяток лавочек, недостроенная церковь, далее 6-7 чиновников, 30 человек казаков да сотни полторы чернорабочих имеретин".

"Убогой и безответной деревушкой" назвал К.С. Бахутов Сочи в другом месте.

В заключение автор сделал вывод о том, что "посад Сочи, располагая всеми данными, чтобы быть хорошей климатической станцией, пока еще не имеет ровно никаких жизненных удобств, а тем более каких-либо приспособлений для лечения больных".

Прошло, однако, немало времени, прежде чем Сочи стал известен широкой публике как курортная местность. Этому предшествовал целый ряд мероприятий правительства, направленных на культурное освоение Черноморского побережья Кавказа.

Русское правительство обратило свое внимание на Сочи лишь после 1894 г., когда здесь побывал министр земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолов. В следующем, 1895 г. сюда прибыл член Государственного Совета, гофмейстер Н.С. Абаза в качестве председателя комиссии по устройству побережья и, возглавив дело, за короткий срок (умер в 1901 г.) сумел привлечь к этому району и, в частности, к Сочи, всеобщее внимание. Подлинным же "устроителем" побережья стал А.С. Ермолов, энергичной деятельности которого Сочинский район был обязан своим ростом и развитием. Именно А.С. Ермолов положил начало Сочи как курорту.

В 90-е гг. XIX в. по инициативе А.С. Ермолова на побережье началась раздача земель в небольших размерах с целью образования культурных и дачных участков. За пользование участками была назначена арендная плата, однако арендатору предоставлялось право выкупать участок в собственность по выполнении ряда условий в течение 5 лет. На этих основаниях были созданы культурные и дачные участки и в районе Сочи.

Указанные меры в значительной степени способствовали заселению края и особенно развитию лечебных местностей на побережье. Вместе с тем получили распространение такие отрицательные явления, как бурный рост цен на землю и земельная спекуляция.

После того как был израсходован весь земельный фонд в прибрежной полосе, министерство земледелия и государственных имуществ решило купить несколько частных владений для раздела их на мелкие участки и последующей продажи. В окрестностях Сочи были приобретены казной Верещагинская дача площадью 60 десятин, а также крупное имение Хлудова, занимавшее свыше 900 десятин земли.

В одном из докладов на имя царя А.С. Ермолов обратил особое внимание на то обстоятельство, что участок земли, принадлежащий Верещагину, "представляет все удобства для устройства на нем курорта и санаторий".

Особое значение в деле развития побережья в курортном отношении имели предпринятые в этом районе научные изыскания.

В 1898 г. по Высочайшему повелению была образована особая комиссия, командированная на Черноморское побережье Кавказа с целью выбора на нем мест, наиболее подходящих для устройства курортов. В состав комиссии вошли известный метеоролог и географ, профессор А.И. Воейков, профессора Ф.И. Пастернацкий, А.И. Лебедев и горный инженер М.В. Сергеев. Результаты этой работы были обобщены в трех докладах, представленных на Первом Всероссийском съезде деятелей по климатологии, гидрологии и бальнеологии, который проходил с 11 по 16 декабря 1898 г. в Петербурге. Члены комиссии пришли к мнению, что Сочи в климатобальнеологическом отношении представляет собой один из лучших пунктов на Черноморском побережье.

Для многих Сочи стал известным после экскурсий и изысканий географа и ботаника, профессора А.Н. Краснова, который описал свои кавказские впечатления в популярных изданиях.

Все эти мероприятия наряду с выгодными природными условиями пробудили в российской публике интерес к побережью и, в конечном счете, предопределили судьбу Сочи как будущей курортной местности. Постепенно в печати стали появляться краткие сведения о нарождающемся климатолечебном курорте. Многие министры и сановники Москвы и Петербурга, врачи, профессора и представители купечества поспешили обзавестись в Сочи собственными дачами и виллами.

Активное дачное строительство началось в Сочи и его окрестностях в конце XIX в. Уже в 1898 г. член вышеназванной комиссии горный инженер М.В. Сергеев заметил, что "город в последнее время сильно разрастается, наполняясь дачными постройками".

По словам А.Н. Краснова (1900 г.), "большинство сочинских построек - легонькие дачки очень простенького стиля". Вместе с тем он отмечает, что число дачников здесь "ничтожно мало", что "почти все получившие здесь земли лица мирно сидят в Петербурге, выжидая, когда для Сочи настанут лучшие времена".

Пляж

К этому времени Сочи уже довольно отчетливо делился по характеру поселения на 2 части - верхнюю и нижнюю. Его нижняя, прилегающая к реке часть, была застроена домами местных жителей - русских, армян, грузин, греков. "Верхняя, аристократическая часть города - будущая "русская Ницца" - пока имеет более чем скромную внешность", - пишет А.Н. Краснов.

Пансион Светлана

Что представлял собой Сочи как населенный пункт на рубеже двух столетий, ясно видно из следующего описания того же автора: "Элементы турецкого, имеретинского городка и русской станицы в самых зародышевых формах встречаются здесь в пестрой смеси, не сумевши слиться во что-то среднее и существуя каждый порознь".

Несмотря на то что А.Н. Краснов характеризует Сочи и условия жизни в нем далеко не в самых лестных выражениях, он отзывается о нем уже как о курорте.

Наивысший расцвет дачного строительства в Сочинском округе приходится на 1901-1903 гг., когда правительственными кругами было объявлено о проведении в ближайшем будущем железной дороги вдоль Черноморского побережья.

Подъем дачного строительства вызвал значительный приток курортников. Уже в первые годы XX в. Сочи после Новороссийска считался самым оживленным пунктом Черноморской губернии, собирающим во время курортных сезонов наибольшее число приезжих.

Увеличением количества курортников объясняется и быстрый рост числа гостиниц и меблированных комнат. Уже к 1902 г. их насчитывалось тринадцать. Кроме того, за пределами посадской территории, на Верещагинских участках, была открыта гостиница А.П. Фронштейна на 20 номеров, более известная как пансион "Светлана".

Гранд-Отель

К этому же времени относятся сведения о попытках создания в Сочи и его ближайших окрестностях первых лечебно-санаторных заведений, которые успешно функционировали в последующие годы. Так, министерство земледелия приступило к устройству вблизи посада санатория для страдающих грудными болезнями воспитанников подведомственных ему сельскохозяйственных учебных заведений. Санаторий был рассчитан на единовременный прием 100 человек - 75 мальчиков и 25 девочек. Была также начата постройка санатория Общества женщин-врачей и выделено место на землях Опытной станции для сооружения санатория Пограничной стражи. На строительство последнего, расположенного в трех верстах от посада, было ассигновано 500 тыс. рублей.

Кавказская Ривьера

В 1903 г. была сооружена и открыта водолечебница доктора В.Ф. Подгурского, которая рекламировалась в путеводителях как "единственное курортное учреждение в Сочи".

Результат этой деятельности не замедлил сказаться: в весьма короткий срок, исчисляемый годами, Сочи сумел приобрести славу курорта, по отношению к которому употреблялись такие хвалебные эпитеты, как "прославленный", "рекламированный", "модный". В этом смысле очень показательной представляется одна из характеристик Сочи, содержащаяся в литературе того времени (1904 г.): "...Приезжая в Сочи, вы теперь попадаете в благоустроенный городок, который смело уже может назваться курортом: имея прекрасный приморский бульвар, хорошо устроенную водолечебницу доктора Подгурского, 13 или 14 гостиниц, 7 практикующих в городе врачей, два клуба, библиотеку, почту и телеграф, хорошие экипажи, оркестр военной музыки, играющий на бульваре два или три раза в неделю, - что же еще желать от зародившегося 4-5 лет назад курорта".

Русско-японская война и последовавшие за ней события первой русской революции хотя и затормозили, но не смогли остановить развитие курортной жизни на побережье.

С 1907 г. в Сочинском округе начинается новый подъем дачного строительства. Застраиваются дачами Сочи, Дагомыс, Уч-Дере, Мацеста, Хоста, Адлер.

1909 г. ознаменовался в Черноморской губернии снятием военного положения, существовавшего 3,5 года. В связи с этим наблюдается небывалый с 1904 г. наплыв приезжих в курортные пункты побережья, главным образом в Сочи и Гагры. Доктор Г.В. Скупенский писал в это время о Сочи: "Колоссальный рост города поражает всякого, кто его не видел только 4-5 лет".

Лечебница Подгурского

В июне 1909 г. в непосредственной близости от посада, на Хлудовской стороне, открылось комфортабельное курортное заведение "Кавказская Ривьера". Еще в 1904 г. министр земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолов вступил в переговоры с известным московским коммерсантом, потомственным дворянином А.В. Тарнопольским, который принял на себя обязательство перед министерством построить курорт на свои средства. Для этой цели министерство определило лучшую местность на берегу моря, примыкающую с севера к Сочи, и содействовало ее продаже.

Сооружение грандиозного курортного комплекса началось летом 1906 г. Постройка производилась архитектором-художником В.А. Ионом, по его же распоряжению была изготовлена необходимая мебель.

К моменту открытия курорта здесь находились две четырехэтажные гостиницы, театр, кафе и ресторан, имелись собственный водопровод, канализация и электрическое освещение.

На следующий год стало ясно, что курорт не может удовлетворить спроса на комнаты, ив 1910 г. А.В. Тарнопольский построил еще один трехэтажный корпус, а также водосветоэлектролечебницу. Но и трех зданий оказалось недостаточно, и в 1912 г. началось возведение четвертой по счету гостиницы на 90 номеров.

К 1913 г. "Кавказская Ривьера" состояла из четырех гостиниц, вмещавших свыше 250 номеров, и, кроме вышеперечисленных заведений и удобств, имела своих врачей по всем специальностям, а также располагала прекрасным парком, ваннами, купальнями, читальней, бильярдной и т.д. "Такого роскошного и гигиенического учреждения, - говорилось в одном из путеводителей того времени, - нет нигде более на берегах Черного моря".

Колоссальный прирост приезжих в Сочи и все увеличивающийся спрос на помещения убедили А.В. Тарнопольского в том, что будет весьма сложно справляться дальше с таким большим предприятием, дальнейшее расширение которого требовало больших денежных средств. В связи с этим А.В. Тарнопольский решил акционировать свой курорт путем привлечения капиталов других лиц. Идея устройства акционерного общества была поддержана многими русскими деятелями, например председателем правления Владикавказской железной дороги В.Н. Печковским, за которым в общество вошли многие инженеры. Затем в число акционеров вступили известные профессора и врачи, крупные московские миллионеры. Акционерами общества стали влиятельные лица, занимавшие видное общественное положение, сановники, члены Государственного совета, управляющие отделений Государственного банка, директора частных банков и др. Однако наибольшее число акционеров состояло из лиц, не имевших возможности разъезжать по заграничным курортам, но нуждавшихся в климатическом лечении. Они вступали в общество небольшими взносами (на 3-10 акций), главным образом не ради дивиденда, а ради тех льгот, какие им давали акции при пребывании их лично или членов их семей на курорте.

Пансион Эйрене

Каждый акционер мог приехать на свой курорт как бы к себе домой, получая здесь дешевое или, при известном количестве акций, бесплатное помещение. Владельцы трех и более акций, а также члены их семей, имели право пользоваться бесплатным лечением (советы врача, фельдшерский уход, перевязочные средства и купание в море), электрическими и другими врачебными аппаратами. Кроме того, все обладатели акций и члены их семей имели право на 20-процентную скидку в ресторане и 40-процентную скидку с цены ванн.

Исходя из вышеизложенного, нетрудно заметить, что обычному, рядовому посетителю жизнь на курорте обходилась значительно дороже.

Основной капитал акционерного общества "Кавказская Ривьера" в сумме 1 млн. 350 тыс. рублей был разделен на 13500 акций по 100 рублей каждая.

Устав общества удостоился Высочайшего утверждения 24 сентября 1913 г., и 25 февраля 1914г. оно приступило к своей деятельности.

В 1914 г. в обществе состояло довольно внушительное число акционеров - 631 человек.

Учреждение акционерного общества открыло перед курортом новые возможности и позволило ему функционировать с большим размахом.

Хотя курорт "Кавказская Ривьера" юридически не входил в состав территории посада, сам факт его открытия и последующей деятельности наложил неизгладимый отпечаток на дальнейшую жизнь Сочи как лечебной местности.

В 10-е гг. XX в. курорт продолжал развиваться быстрыми темпами.

В мае 1911 г. был принят государственный закон "О взимании сезонного сбора с приезжающих в посад Сочи". На основании этого закона Сочинское городское общественное управление с 1 апреля по 1 ноября стало взимать с приезжих денежный сбор, получивший название "лечебного" или "курортного". Размер сбора определялся в сумме не свыше 3 рублей с одного лица и не выше 5 рублей с семей, состоящих из трех и более членов, при этом от платежа освобождались:

1) приезжающие по делам службы;
2) чернорабочие;
3) дети, не достигшие 10-летнего возраста;
4) лица, служащие на судах и остающиеся в посаде по случаю простоя судна;
5) лица, остающиеся в посаде не дольше семи дней.

Расходование сбора допускалось "исключительно на расширение и улучшение курорта, на устройство удобств и развлечений д ля приезжающих".

С каждым годом увеличивался приток курортной и дачной публики. В 1911 г. население Сочи достигло 10 тыс. человек, летом того же года здесь было зарегистрировано 11 тыс. приезжих. Спустя два года, в 1913 г., приезжих было уже 18600 человек. Наплыв в этом году был так велик, что курортники из-за отсутствия свободных комнат в тот же день со следующим пароходом уезжали дальше.

Гостиница Калифорния

К этому времени в Сочи отдыхали и лечились не только жители разных мест России, но было также много иностранцев, представителей всех социальных слоев, вплоть до самых высокопоставленных.

Сочинский городской староста А. Каргашев, раскрывая значение Сочи как курорта, писал: "...Популярность его в этом отношении настолько велика, что нет уголка во всей европейской и азиатской России, где бы не знали Сочи".

О курортном облике Сочи в 1913 г. позволяют судить следующие данные. Вместо единственного когда-то в посаде сельского врача в летний сезон здесь имелось уже более 20 врачей, а постоянно проживающих было десять. Действовали водолечебница доктора Скупенского, заведение морских ванн, лечебница физических методов лечения доктора Подгурского, лечебница доктора Гордона, санатории, гостиницы и пансионы. Среди последних к началу 1914 г. упоминаются гостиницы "Гранд- Отель", "Бель-Вю", "Россия", "Сан-Ремо", "Калифорния" и более доступные номера "Марсель", "Эдес", "Центральные", "Одесса", "Европа" и "Москва" - в верхней и нижней частях посада, а также пансионы "Элит", "Эйрене", "Бельведер", "Светлана" и "Новинка". Несмотря на громкие, претенциозные названия, перечисленные заведения в большинстве своем имели скромный внешний вид и сомнительные удобства.

Общую картину курорта дополняли роскошные парки - Хлудовский, Ермоловский, Приморский, служившие излюбленными местами прогулок и отдыха.

Рассматриваемый период характеризовался также заметным оживлением общественной жизни Сочи. К январю 1912 г. здесь насчитывалось 13 общественных организаций, среди которых две имели прямое отношение к курорту. Это - Общество курортного благоустройства и Общество устройства в Сочи вспомогательного санатория, располагавшее собственным земельным участком.

Гостиница Россия

Начавшаяся летом 1914 г. первая мировая война имела серьезные последствия для дальнейшего развития Черноморского побережья Кавказа, включая район Сочи. В результате военных действий, происходивших на Черном море, здесь было прекращено всякое пароходное сообщение (особенно вдоль восточного берега), жизнь на побережье замерла, и оно стало еще менее доступным, чем прежде.

Война вызвала острую потребность использовать учреждения различных ведомств в курортных местностях для лечения огромного числа лиц, пострадавших в ходе боевых действий. Известно, что в Сочи эту благородную миссию выполнял санаторий, или, иначе, санаторная станция, находившаяся в распоряжении отдельного корпуса Пограничной стражи.

Несмотря на трудности военного времени, Сочи не утратил своего курортного значения. В 1914 г., даже при панике, вызванной войной, здесь было 20 тыс. приезжих. В литературе мы находим сведения о наличии в посаде и его окрестностях многочисленных гостиниц, пансионов и ряда лечебно-санаторных заведений. К 1916 г., кроме ранее названных, упоминаются гостиницы "Пассаж", "Славянская", "Лондон", пансион Белова, пансион-санаторий "Сальве", расположенный в 10-15 минутах ходьбы от посада. Владельцем последнего был доктор А.Г. Кулябко-Корецкий - известный бальнеолог, внесший значительный вклад в дело развития Сочинского курорта. В этом заведении наряду с лекарственными применялись различные физические методы лечения.

Город Сочи как курорт

Продолжали функционировать водосветоэлектролечебницы доктора Подгурского и курорта "Кавказская Ривьера", хирургическая лечебница доктора Гордона, лазарет Пограничной стражи и другие учреждения. К услугам приезжих больных было много врачей, постоянно проживающих в Сочи.

Дача Худекова

Такое положение, по-видимому, сохранялось здесь вплоть до 1917 г. Последовавшие затем события Февральской и особенно Октябрьской революции явились переломным моментом в жизни не только Сочи, но и всей страны в целом.

В рамках настоящего исторического обзора представляется необходимым осветить наиболее существенные проблемы и трудности, с которыми сталкивался курорт Сочи в период своего становления и развития.

1. Обеспеченность приезжих жильем.

Этот вопрос до известного времени составлял больное место курорта, но впоследствии, по мере увеличения числа гостиниц, пансионов, дач и частных домов, он утратил свою остроту.
 
2. Дороговизна.

Сравнительно высокая стоимость жизни была одной из особенностей курорта Сочи на протяжении всего периода его существования. Еще в 1900 г. А.Н. Краснов писал: "Не успев переродиться из жалкого берегового поселка в курорт, Сочи уже мечтает тянуться за Ялтой и Ниццей в смысле дороговизны провизии, квартир и вообще жизни...". Он же отмечал столичные цены и нехватку продуктов в Сочи. По мнению А.Н. Краснова, причину этого явления следовало искать в установлении высоких цен на прибрежные участки, что сделало их достоянием крупных землевладельцев-дачников и исключило возможность крестьянской колонизации прилегающих к морю земель. Многие из бывших поселенцев к этому времени были выселены под разными предлогами в горы, потеряв разработанные ими участки, а на побережье осталось крайне незначительное количество поселков старожилов, раскиданных друг от друга на десятки верст. Жители этих поселений и являлись главными поставщиками провизии для курортной публики.

Между тем рост Сочи и увеличение числа приезжих усугубляли проблему снабжения курорта продовольствием. В дореволюционной литературе, даже в рекламных изданиях, нередко можно встретить указания на дороговизну и плохое качество жизненно важных продуктов на курорте. "В Сочи, - писал С.И. Васюков (1903 г.). - трудно найти сносных молочных продуктов, хорошего мяса и дешевых овощей".

Аналогичное положение сохранялось и в более позднее время. Один из путеводителей по Черноморскому побережью Кавказа (1908 г.) сообщал об этом следующее: "В Сочи не всегда, даже за большие деньги, можно достать икру, сыр и т[ому] п[одобные] предметы, а часто и обыкновенной, но хорошего качества провизии достать нельзя".

Следствием плохого снабжения был дальнейший рост цен на продукты питания. Местное сельское хозяйство не справлялось с растущими потребностями курорта, и основные продукты завозились в Сочи морем из Новороссийска, Сухуми и других городов побережья.

В январе 1915 г. участник съезда по улучшению отечественных лечебных местностей П.П. Боклевский высказался за необходимость принятия мер к понижению дороговизны на курорте. "В Сочи дорого решительно все, - подчеркнул он, - не только самые помещения (комнаты), но и стол, и вообще всякие потребности, даже фрукты...".

По поводу сказанного заметим, однако, что мнение о слишком высоких ценах на жилье в Сочи разделяли не все дореволюционные авторы. Имеются сведения, что квартиры и комнаты были здесь значительно дешевле, чем, например, в Ялте, Кисловодске, Ессентуках и на других курортах.

3. Благоустройство и санитарное состояние.

По сравнению с известными курортами Западной Европы Сочи имел достаточно низкий уровень культурного благоустройства и вследствие этого не отличался большими достижениями в области санитарии.

Важнейшим недостатком благоустройства курорта было отсутствие водопровода и канализации, что, в свою очередь, отрицательно влияло на медико-санитарную обстановку в Сочи. В посаде не имелось в достаточном количестве хорошей питьевой воды. Часть населения, проживающая на прилегающей к реке территории, пользовалась речной водой. В низинных местах были колодцы, которые давали неплохую, но очень жесткую воду. Кроме того, на большинстве дач находились бетонные цистерны, в которых собиралась дождевая вода с крыш. Практиковался также развоз воды в бочках. В разгар сезона, в связи с увеличением числа приезжих, имел место рост цен на воду. Остается добавить, что проблема водопровода и канализации так и не была решена в дореволюционное время.

На начальном этапе своего существования курорт обходился без электричества. Почти полное отсутствие освещения сочинских улиц в этот период создавало определенные неудобства для населения. Проект устройства электрического освещения в посаде был выдвинут, по крайней мере, не позднее 1903 г., при этом в качестве движущей силы предлагалось использовать падение р. Агуа, притока р. Сочи. К началу 1914 г. улицы Сочи уже освещались при помощи электричества.

Что касается состояния самих улиц, то они не мостились, а только шоссировались. Какие это имело последствия, видно из следующего описания С.П. Дороватовского (1911 г.): "Улицы грязны в дожди и пыльны в засуху; канавы грязны, засорены; тротуаров нет - ходят около канав по тропинкам, и после каждого дождя везде стоят лужи целыми часами". Позднее в посаде стали устраиваться бетонные тротуары.

Сочи. Общий вид с моря

Среди других недостатков курорта, известного в значительной степени благодаря морским купаниям, нужно отметить неухоженный, изрядно загрязненный пляж и отсутствие купален.

В путеводителе за 1913 г. отмечалось, что городское управление "преподносит в дар приезжему почти полное отсутствие культуры". Столь плачевное положение в области благоустройства объяснялось тем, что Сочинское городское общественное управление располагало ничтожным годовым бюджетом - в 1913 г. он составлял всего 80 тыс. рублей (для сравнения укажем, что бюджет Анапы в 1914 г. превышал 200 тыс. рублей). Этот бюджет почти полностью уходил на различные нужды посада (просвещение, больницы и пр.), а на дело благоустройства, по выражению городского старосты А. Карташева, оставались "жалкие гроши".

Сочинская управа, повысив процент оценочного сбора почти до нормы, допускаемой городовым положением, введя курортный сбор, обложив налогами лошадей, собак и пр., лишь с трудом покрыла расходы по сбору.

Все это не могло не отразиться на санитарном состоянии курорта, особенно в начальный период его существования. В газете "Донская речь" (1901, № 164) следующим образом характеризовалась санитарная обстановка в Сочи: "В обывательских дворах по целым годам гниют и заражают воздух кучи навоза, на улицах нередко валяются трупы дохлых кошек, собак и домашней птицы... Мало того, чуть не на глазах местной администрации заваливаются навозом и отбросами такие места, которые могли бы быть превращены в парки, как, например, левый берег р. Сочи. Не существует также в посаде санитарного надзора за мясными и фруктовыми лавками, пекарнями, трактирами, харчевнями, благодаря чему в продажу идут сплошь и рядом недоброкачественные съестные продукты, небезвредные для здоровья потребителей".

В последующие годы городское управление по-прежнему уделяло мало внимания насущным нуждам курорта в области санитарии, хотя обстановка, надо думать, с течением времени менялась в лучшую сторону. Доктор Г.В. Скупенский (1909 г.) уже признавал санитарное состояние Сочи вполне удовлетворительным, однако при этом подчеркивал, что нижняя, базарная часть посада не совсем соответствовала требованиям санитарии.

По утверждению ряда революционных авторов, эта низина, заселенная беднотой, представляла собой очень сырое место и не была свободна от малярии. В то же время верхняя, собственно курортная часть Сочи обычно считалась вполне здоровой и лишенной лихорадок.

Относительно масштабов распространения малярии в Сочи начиная с конца XIX в. и вплоть до 1917 г. в литературе встречаются довольно противоречивые сведения. Вопрос этот требует специального изучения, поэтому ограничимся лишь отдельными замечаниями.

К моменту зарождения курорта малярия, весьма распространенная на побережье во второй половине XIX в., очевидно, уже не представляла серьезной опасности для населения Сочи. Доктор К.С. Бахутов (1882 г.) отмечал, что на земле посада "нет и не может быть условий для развития болотных миазм". Отдельные случаи заболевания лихорадкой в Сочи он объяснял тем, что заражение происходило вне территории посада, в других селах, где встречаются сырые, низменные и болотистые местности.

Столь же оптимистично отзывался о малярии на побережье и член комиссии 1898 г. профессор А.И. Лебедев. Говоря об оздоровлении малярийных мест в этом районе, он привел в качестве примера Лазаревское и Адлер, где "убийственные лихорадки, стоившие жизней нашим солдатам, расположенным здесь на постах, исчезли почти бесследно с осушением этих низин посредством искусно проложенных каналов".

Н.Г. Калабухов и Н.И. Яблонский (1904 г.) вообще отрицали существование местных лихорадок в районе Сочи. По мнению этих авторов, живя в Москве или ее окрестностях на даче, пожалуй, было легче схватить настоящую малярийную лихорадку, чем на Черноморском побережье Кавказа. О полном исчезновении лихорадок в Сочи писал и доктор Г.В. Скупенский в 1909 г.

Не увеличивая число подобных примеров, заметим, что ближе к истине, очевидно, стоят те авторы, которые говорят о наличии местной малярии в Сочи, главным образом в нижней части посада, отличавшейся антисанитарными условиями жизни. И хотя это заболевание носило здесь ограниченный, случайный характер, страх перед кавказскими лихорадками, существовавший в русском обществе, в известной степени сдерживал развитие курорта до революции.

На медико-санитарную обстановку в Сочи в рассматриваемый период влияли, помимо внутренних, и внешние причины. Острой проблемой в это время стало нашествие на курорт в зимнее время безработного люда, в том числе разного рода деклассированных элементов из других местностей. Печальным результатом этого стало занесение сюда сыпного тифа, принявшего эпидемический характер зимой 1912-1913 гг. Борьба с эпидемией тифа обошлась городскому бюджету в 9 тыс. рублей. Сочинский староста А. Карташев, прогнозируя последствия этой угрозы, писал: "Нас не может не тревожить мысль, что Сочи потеряет репутацию не только зимнего, но и летнего курорта, сделавшись приютом российской голытьбы и очагом всяких заразных болезней".