Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Понедельник, 05.12.2016, 17:37
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Дипломатическая работа (Часть 2)

Случались встречи, так сказать, с продолжением, когда уже я становился гостем у гостя, побывавшего у нас. Заходит как-то Ершов, управляющий Интуристом, и просит принять делегацию из Японии. «...Да ты что, знаешь же, как это делается! За полгода составляется план, Москва утверждает. Да еще у меня завтра, 2-го июля, день рождения». Настаивает, очень ответственная делегация промышленников, возглавляет сам г-н Оая, председатель Союза промышленников Японии. Для их престижа необходим протокольный прием в Сочи, а уехали они из Киева внезапно, что-то им там не понравилось, в гостинице нет кондиционеров... А московское указание тебе, мол, будет -там очень заинтересованы. Действительно, звонок по «ВЧ» - и я завтра их принимаю.

С утра «сотоварищи» по рюмке выпили, настроение соответственное. Да еще, оказывается, у Оая (а с ним любимая женщина) тоже день рождения. Вручил ему несколько корзин цветов из подаренных мне и распелся на приеме соловьем в честь гостя. Люди они сентиментальные, даже глаза у него заблестели...

Через пару лет выезжаю в Японию - очень желанная для опыта поездка: эта страна переживала великий экономический подъем. Оттуда, в частности, я привез идею японского сквера, созданного с Венчаговым в нашем городе.

Едем в Страну восходящего солнца с Ломко, редактором «Moscow News». Должны выступить на двух параллельных съездах Компартии Японии, а еще у меня есть предложения к муниципалитету курорта Атами - установить побратимство. Располагаемся в вестибюле гостиницы «Гинза-Токю», и вдруг слышу свою фамилию: Воронков-сан. Насторожился: не провокация ли (так нас, советских, учили бдительности)?

Оказывается, сотрудники г-на Оая, узнав о моем приезде из газет, хотят меня пригласить на прием. Я уже подзабыл о нем и начал отказываться, но советник нашего посольства, участвовавший в разговоре, сразу же пояснил мне ситуацию. Оказывается, наше посольство никак не может установить контакты с этим могущественным Союзом промышленников Японии, было бы хорошо сделать это через меня. Зарубежные поездки научили меня безоговорочно прислушиваться к рекомендациям посольства, этого государственного представительства.

На прием пришло много работников из посольства, контакты сложились прекрасные. Г-н Оая был очень любезен ко мне, спросил, есть ли какие затруднения в поездке. Я пожаловался, что руководство курорта Атами не только не хочет устанавливать побратимства, но даже не желает со мной встречаться. У них один общий ответ: пусть советские отдадут Кунашир и другие острова.

Мой хозяин ничего не сказал, но на следующий день нашу делегацию буквально в дороге догнал посланец и вручил письмо. Мол, муниципалитет свидетельствует свое почтение и уважение и имеет честь пригласить к себе на переговоры.

Переговоры тогда не удалось завершить, но город Атами интересен в курортном плане, и я бы посоветовал сочинским властям поработать в этом ключе и сегодня.

Наш посол в Японии Олег Александрович Трояновский остался очень доволен, они вышли на хорошие контакты с промышленниками Японии. Этот очень симпатичный человек, крупный советский дипломат пригласил меня к себе домой и продлил, в качестве премии, срок моего пребывания в Японии на 3 дня, это максимальное право посла.

А на мой официальный адрес, в горисполком, ежегодно к Новому году шли и шли бандероли с прекрасными (помните?) японскими расцвеченными календарями. Шли до тех пор, пока глубокоуважаемый г-н Оая не умер, да будет покоен его прах.

Я рассказал о встречах с несколькими фигурами очень крупного международного плана, лидерами стран. Но проходили встречи с большим количеством гостей, так сказать, рангом пониже, но тоже влиятельными людьми. Десятки, сотни зарубежных официальных делегаций и отдельных лиц мне довелось принять в сочинском горисполкоме. В жестких рамках советского протокола старался быть не скованным роботом-винтиком, проводником партийной линии на «международном фронте» борьбы с капитализмом. Мне казалось, что многие гости где-то это понимали и воспринимали мою индивидуальность.

Довелось принимать господина Шульца, помощника президента США, министра финансов, который с 28 по 30 сентября 1973 г. находился в Сочи с семьей и большой группой сопровождавших его лиц. Конечно, мне привелось встретиться с неординарной личностью. Шульц затем продолжительное время возглавлял Государственный Департамент, являлся вторым человеком американской государственной иерархии. Беседы с ним, даже в условиях контроля со стороны нашего переводчика, во многом явились для меня откровением. Гость интересовался многими аспектами нашей жизни, причем с неожиданной для меня стороны.

Г-н Шульц пригласил меня посетить США с расходами за его счет, нетрудно догадаться, что мое начальство санкций на то не дало.

В прекрасном ресторане на горе Ахун прошел отличный прием, носивший явно дружественный характер.

Когда дело дошло до сувениров, я неожиданно для него попросил дать мне один доллар с его второй, «живой» подписью на нем. Как известно, на всех вновь печатаемых долларах стоит подпись действующего министра финансов.

С такой же просьбой я обращался к г-ну Саймону, предшественнику г-на Шульца на посту министра финансов, который незадолго до этого также посещал Сочи. Интересно: у обоих, как показалось, была однозначная при этом начальная реакция, им как министрам финансов не хотелось расставаться с наличностью, но, с другой стороны, было лестно услышать такую просьбу. Так что я являюсь счастливым обладателем двух долларов с двумя подписями министров.

Контакты в виде побратимства городов, кроме агитационно-пропагандистского, имели большое прикладное, практическое значение. Наши люди лучше узнавали людей западного мира, их достижения в благоустройстве быта. После поездок я много рассказывал о декоративно- художественном оформлении городов, привозил снимки, чертежи конкретных скверов, объектов, осветительных опор, парковых скамеек, все тотчас же шло в дело.

У меня, конечно, возникали и другие, крупные предложения, но о них не только говорить, но и думать тогда не представлялось возможным.

Вспоминаю, как на пути в Ментон при посещении Парижа я увидел, как готовятся к массовой иллюминации деревьев аллей, попросил (в качестве сувениров) несколько пластмассовых электросветильников разных конструкций, чтобы не обжигать листьев. По приезде в Сочи, не откладывая, дал срочное задание сувенирной фабрике изготовить 800 штук таких светильников, несколько изменив конструкцию.

С каким восторгом сочинцы и отдыхающие встретили вид вспыхнувших арок-гирлянд на ветках в начале и в конце зеленого тоннеля Платановой аллеи! В те дни в Сочи приехал т. Володин, сотрудник посольства в Париже, который мне показывал светильники там, и подивился быстроте переноса опыта - французы еще не успели зажечь эти свои светильники! С легкой руки сочинцев украшение иллюминацией деревьев стало популярно во всей стране, но жаль, что кое-где это приняло нелепые формы.

Международным символом нашего города является «Дерево Дружбы», лучше всех о котором написала Людмила Макаровна Дмитриенко.

В ее книге рассказывается о «Дереве Дружбы», его создании, жизни, о гражданах из 200 стран мира, побывавших под кроной этого удивительного, единственного на земле Дерева-сада.

С Людмилой Макаровной я знаком давно и каждый раз, встречаясь с ней, получал щедрый заряд чистоты, свежести жизни, света и огромного желания творить добро.

Довелось мне встретиться в Сочи с великим мексиканским художником Давидом Сикейросом. Он в сопровождении известного российского художника Зураба Церетели посетил «Дерево Дружбы». На всю жизнь запомнились слова Сикейроса, который сказал, познакомившись у дерева с Людмилой Макаровной: «С нее можно писать иконы святых русских женщин».

Ее иногда называют волшебницей дружбы. И вместе с тем вся ее жизнь посвящена памяти ее Учителя, основателя «Дерева Дружбы» Федора Михайловича Зорина. И нет у нее другого Солнца Жизни...

Удивительная она женщина, и говорить о ней хочется стихами, как написал о ней сочинский поэт, лауреат литературной премии писателей-патриотов имени Александра Невского Валерий Клебанов:

...в изношенных тапочках, в платье из ситца...
девчушкой пришла она
к этому Древу,
лечила ушиб ему каждый и вывих,
внушая святую и светлую веру,
гостям, постигающим тайну прививок.
Годами плелось изумрудное кружево
над черными безднами
адских расщелин.
Как дети, поверили
в Дерево Дружбы
король и премьер,
космонавт и священник...
Землицу горстями сюда привозили.
Здесь боль Хиросимы,
Хатынь и Освенцим.
Где брали Вы, хрупкая женщина, силы,
чтоб каждому дать
хоть по капельке сердца?
Но люди тянулись сюда,
как паломники,
и множилась Дружба,
за веткою ветка,
и высилось Древо
над веком изломанным,
как некая Мекка
надежд Человека.

Ее книгу можно назвать светлой, доброй, потому что в ней говорится о главной заповеди, данной человечеству 2000 лет назад Иисусом Христом: любить друг друга, жить в мире и согласии, в добре и чистых помыслах, чего, увы, нам всем сейчас так недостает... Жаль, что ее книга очень долго выходит в свет.

4 января 2005 г. Людмила Макаровна постриглась в монахини женского монастыря, настоятельницей которого является матушка Анастасия, моя крестная мама.

Очень горжусь тем, что мне удалось в 1970-х годах посодействовать строительству прекрасного здания музея у этого «Дерева Дружбы». Вместе с работниками Министерства среднего машиностроения и директором Института горного садоводства профессором В.В. Воронцовым удалось успешно завершить это строительство.

В Сочи в 1970-е годы отдыхало и лечилось до 570 тысяч иностранцев в год, к ним можно отнести и туристов, приезжающих на 1-3 дня морским круизом или на автомобилях. Но, главным образом, они приезжали на лечение нашими богатейшими бальнеологическими средствами. Хочу поделиться соображениями о специфическом предрасположении некоторых национальных групп к определенным природно-климатическим условиям (возможно, это заложено генетически).

Очень много у нас бывало немцев, «восточных» и «западных», а также чехов. Здесь уместно вспомнить, что еще в 1940-х годах в Сочи жило немало немцев. Старики помнят, что они располагались здесь большими поселениями, в том числе и на Пластунской улице; имелось большое немецкое кладбище, некоторые остатки которого сохранились до сих пор. Немцев выселили из Сочи в сталинские годы.

Разговаривал я с приезжавшими из Германии. Им очень нравится наша природа, их буквально тянет в наши края. Разве это не побуждает поработать, привлечь к нам побольше гостей оттуда, строить маркетинг не поверхностно, а глубоко? Надо работать на перспективу, учитывая национальные особенности и привязанности наших гостей.

По прошествии многих лет, оглядываясь назад на прошлое, могу сказать, что тогда мы, сочинцы, на своем неожиданном жизненном пути в городе-дипломате искренне, от души делали все для этих встреч. Не денег ради, не из-за страха - хотели достойно предстать перед вдруг появившимися иноземцами.

Частенько я видел, как россиянин, далеко не обласканный материальными благами, стыдливо пытался скрыть рубища своей Родины. Он, ютившийся на 2 - 3 квадратных метрах жилища, стремился как-то увести любопытный взгляд холеного иностранца от покосившегося барака, дарил гостю как сувенир свою последнюю красивую вещицу...

Боже мой, какие же это святые люди, они достойны лучшей человеческой доли! Где же она, эта доля, находится?

А наш город - один из очень немногих городов России, который активно участвовал в международном сотрудничестве. В апреле 1957 г. под эгидой ООН учредили Международную Ассоциацию породненных городов, в работе которой мы сразу же приняли активное участие. Уже 15 июня 1959 г. Сочи породнился с английским городом Челтенхем.

К 1996 г. у Сочи было уже 8 городов-побратимов, с ними велась очень активная работа, приносившая хорошие результаты в области общественно-политических и конкретных экономических связей. Разве можно допустить ослабление этой работы?

Вот в далеком 1966 году два мэра подписали Договор о побратимстве своих городов. Мэр-депутат французского города Ментона г-н Френсис Пальмеро и председатель сочинского горисполкома П.И. Бажанов взяли на себя торжественные обязательства по укреплению дружественных связей жителей двух курортов.

В течение 40 лет наши города обменивались многочисленными делегациями, в Сочи активно действовало отделение франко-советской дружбы, содействовавшее этому породнению.

Мне запомнилась поездка во Францию в 1967 г. многочисленной группы сочинцев (более 30 человек) с участием ансамбля «Чайка». Наши танцоры, певцы из художественной самодеятельности буквально покорили французские души своей непосредственностью; красота и обаятельность наших девушек вызвали бурю приветствий в стенах Каннского кинодворца. Да, да, я не ошибся, называя этот всемирно известный олимп кинофестивалей. Именно там сочинцы участвовали в международных соревнованиях коллективов народного творчества и громоподобно победили, заняв первое место. Никогда не забуду, когда весь зал вставал в едином порыве, рукоплескал и подпевал артистам: «Калинка, калинка, калинка моя...» Больше половины времени многочасового фестивального марафона зрители своими овациями потребовали отдать сочинцам «на бис»!

На следующий день многочисленные жители и гости города Канны приветствовали нашу делегацию, прошедшую с государственным знаменем по улицам города, газеты были в восторге.

Мэр Пальмеро и я как руководитель делегации заложили сквер «Сочи» в представительном районе Ментона.

В сентябре 2004 г. мне довелось побывать в Ментоне, где по прошествии 31 года меня приняли мои французские друзья, с которыми многократно встречался раньше. Для меня было очень трогательно видеть их, уже постаревших, но сохранивших теплое, дружественное отношение к нам, россиянам.

26 сентября 2004 г. я посетил сквер «имени города Сочи», где был выставлен торжественный пост полиции, и возложил венок к мраморной доске, на которой выгравирована и моя фамилия (об этом я уже рассказывал).

К сожалению, наш сквер «Ментон» (напротив стерео-кинотеатра «Сочи») сегодня находится в неприглядном состоянии.

Также я возложил венок к памятнику мэра Ментона - мэру-сенатору Франсису Пальмеро, который занимал пост главы города с 1954 по 1977 г. (с ним я был знаком лично 20 лет).

В сентябре 1987 г. Организация Объединенных Наций присвоила городу Сочи почетное звание «Посланец Мира», отмечая нашу международную миротворческую работу. Такой чести в России удостоено еще 4 города: Москва, Санкт-Петербург, Волгоград и Владивосток. Как же надо беречь и приумножать то доброе, что сделало наше поколение в развитии международных отношений!