Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Понедельник, 05.12.2016, 17:34
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Инженерная подготовка территории города, укрепление берегов

ИНЖЕНЕРНАЯ ПОДГОТОВКА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА, УКРЕПЛЕНИЕ БЕРЕГОВ МОРЯ, РЕК

Город-курорт Сочи ограничен морем на длину 113 км береговой черты, с пляжами протяженностью 84 км; на его территории находится 43 горных реки с коварным, переменчивым течением вод. Большая часть городской территории подвержена оползням, здесь имеется 400 карстовых пещер, более 30 озер. У нас 9 ледников, из них восемь находятся в бассейне реки Мзымта, один у горы Фишт. И все это в условиях повышенной сейсмической опасности. Таким образом, в инженерном плане территория города очень сложна для застройки, в расчетах при строительстве надо учитывать очень многое.

Море. Непрерывное природное движение галечно-песчаной массы вдоль берега Черного моря по часовой стрелке следует обязательно учитывать в расчетах по эксплуатации пляжной полосы. (Истираемость этой массы достаточна велика.) Грамотное сооружение бун, волноломов и прочих берегозащитных сооружений должно противостоять разрушительному действию моря.

Реки. Выносы гравия и песка пополняют наши пляжи, но паводки при таянии снегов, да еще при обильных дождях, приводят к наводнениям, к катастрофическим последствиям с гибелью людей. Горные реки требуют компетентного подхода к сооружению защитных гидротехнических сооружений (бетонные опояски, «зубы» на дне русла реки, гасящие скорость потока), к планомерным очисткам русел рек.

Реки во многом определяют экологические обстоятельства нашего региона, в то же время сами они являются продуктом действия климата, почвенно-геологических условий и растительного покрова. Без лесов, зеленых насаждений реки и озера мелеют. Так, глубина озера Кардывач на высоте 1.838 м длиной 520 м, шириной 360 м в 1912 г. составляла 20 м, а в 1976 году - уже 17 м (!).

Оползни. Это опасное явление имеет самое широкое распространение на большей части территории нашего города. Лишь знание не только геологии, но и всей ситуации на участке под будущее строительство и грамотные инженерные решения могут обеспечить его безаварийное существование в будущем.

О печальных разрушительных последствиях землетрясений рассказывать не надо, они у нас ежедневно на слуху. Да вот и беда, что ежедневно, - человеку свойственно свыкаться с потенциальной опасностью. У нас установлен высокий уровень этой грозной опасности - 8 - 9 баллов по шкале Рихтера!

Так сложилось, что мне довелось накопить многолетний опыт работы градостроителя в масштабном ежедневном восприятии воздействия всех этих 4 факторов. В первые годы работы, когда всего этого я не знал, я в принятии решений был смелее. Но по мере накопления опыта стал осмотрительней, решения принимал уже осторожнее.

Мне довелось руководить сочинским городским строительством многие годы, и я бы не сумел делать это достаточно грамотно, если бы не было такой организации, как Управление противооползневых работ (УПР).

До сих пор удивляюсь предвидению людей в правительственных органах прошлых лет, которые готовили распоряжение Совета министров СССР о создании УПР в г. Сочи. Такой документ подписал 23 февраля 1945 года лично Сталин! Еще шла война, страна лежала в руинах, а люди думали о грядущем, готовили территорию будущего курорта. По этому распоряжению создавался «Сочиспецстрой», первая задача которого заключалась в строительстве морских берегозащитных и противооползневых сооружений на участке от Зимнего театра до гостиницы «Приморская». Обратите внимание: речь шла не о роскошных виллах для отдыха элиты после войны, а о будущем для всего курорта.

Это счастье для нас, сочинцев, что с самого начала УПР возглавляли такие ответственные и грамотные люди, как В.В. Греков, М.Е. Лавров, В.Н. Лапшин. Ведущим научным руководителем был B.C. Гоможенко. Наш сочинский специалист Виталий Сергеевич являлся признанным знатоком российского масштаба, его книга «Опыт применения морских берегоукрепительных сооружений» (Москва, 1950 г.) - основополагающий труд по гидротехническому строительству.

Очень плодотворно работала лаборатория «Волновая станция» под руководством А. Жданова над натурными исследованиями гидротехнических сооружений. Этот крупнейший научный центр с коллективом более 140 человек (сегодня менее 40) являлся международным авторитетом в гидротехническом строительстве.

Названные специалисты создали школу грамотного ведения работ в таких оползневых условиях, как в Сочи. Эти люди были не только профессионально грамотными, но имели также твердый, принципиальный характер, любили свой город, были его патриотами и защитниками.

Мне вспоминается один эпизод, связанный с М.Е. Лавровым, главным инженером УПР. Вследствие усадки здания лопнула стена многоэтажного дома на Бытхе. Трещина увеличивалась, и речь пошла о срочном отселении жильцов. У меня собралась комиссия из 11 авторитетных специалистов, обследовавших состояние объекта. (Фамилий называть не стану, но в том числе и Лавров.) Все выступили, говорили жарко и горячо, вердикт был один: дом подлежит выселению. Последним говорил тихим голосом Мстислав Евгеньевич: по его мнению, прямой аварийной опасности нет, привел технические выкладки и расчеты. Понимаете мое состояние: трещина дома налицо, технические авторитеты - за снос дома, и вроде бы все за такое решение. Так было бы спокойнее, но мне сразу же надо решить: куда деть выселяемых жильцов и надо ли их вообще отселять?

Я поверил технарю. На стене дома поставили контрольные «маяки», успокоили жильцов. А как рисковал лично Лавров - порядочный, благородный человек, аристократ по происхождению, от «белой кости, голубой крови» - так сказать, у КГБ на заметке! Он понимал всю ответственность, которую брал на себя.

Но в потоке воспоминаний я отвлекся от технического изложения темы. Продолжаю. В 1950-70-х годах роль УПР была ведущей при строительстве каждого объекта, как на стадии проектирования, так и при контроле за ходом самого строительства и в дальнейшем за ходом эксплуатации участка. Управление могло остановить стройку, наложить санкции, заказчики и строители для своего блага не связывались с ним и никогда по большому счету об этом не жалели. Тогда хозяева строили надежно, грамотно эксплуатировали территорию, берегли свою честь.

Учитывая особую опасность оползней для нашего города, я обращусь к истории инженерной борьбы с этим грозным проявлением стихии. Наверное, я не точен в терминологии, стихия - это нечто непредсказуемое, а в результате работы сочинских ученых и практиков в области предупреждения катастрофических последствий оползней эти явления в 1950-80-е гг. стали предсказуемы.

Так вот, к истории.

Постановлением ЦИК и СНК СССР № 79 от 17 октября 1933 г. было принято решение о реконструкции Сочи-Мацестинского курорта, создан институт «уполномоченного СНК СССР по Сочи-Мацестинскому курорту». Этот управленческий орган наделили чрезвычайными полномочиями, что позволило успешно преодолеть бюрократические препоны в ходе реконструкции и строительства курорта. Без согласований решались вопросы отвода участка под строительство, осуществлялись выдача задания на проектирование и само проектирование, строительство объекта и приемка его в эксплуатацию. Уполномоченным стал неординарный человек, талантливый организатор А.Д. Метелев, что явилось крупным подарком для сочинцев.

Действительно, Александр Денисович, соратник М.И. Калинина, был знаком с мировыми курортами, имел свои сформированные взгляды на организацию курортных комплексов. Таким образом, город Сочи сразу получил компетентного руководителя, способного действенно руководить созданием масштабного «социалистического курорта», как тогда говорили. С его участием на развитие нашего города в 1934 г. выделили огромную сумму в размере 1,4 миллиарда рублей. Эта сумма сопоставима с расходами на создание центров тяжелой индустрии Кузбасса, Донбасса, Урала! Именно тогда построили основные курортообразующие объекты, такие, как Курортный проспект (взамен извилистой «сельской дороги» - Сухумского шоссе), зимний и летний театры, ванное здание № 4. Возникли уникальные Верещагинский и Мацестинский виадуки, которые и по прошествии 70 лет являются вполне современными. В архитектурном плане ту эпоху достойно представляет целый ряд санаторных комплексов.

Но Метелев прозорливо выделил тогда 140 миллионов рублей на инженерную подготовку территории Сочи! Более 10% всех расходуемых средств тратилось на берегоукрепительные и противооползневые строительные работы на территории города, на соответствующие научные и проектно-изыскательские работы. Руководители не были временщиками, они заботились о будущем города-курорта, за что им честь и наша признательная память.

Кстати, на подготовку территории одного из лучших санаториев «Русь» ушло более 20% от суммы всех затрат на объект. Зато этот красавец до сих пор стоит надежно и непоколебимо на оползневом участке!

Метелев, новатор по духу, очень многое сделал для становления курортологии как науки. Он приложил руку к организации Сочинского института курортологии, при нем возникла знаменитая Пешеходная тропа, развивался дендрарий, город покрылся розариями.

К большому сожалению, в 1937 г. его отстранили от работы, а в 1939 г. арестовали и 25 декабря расстреляли. Наветы сереньких завистливых людишек сделали свое черное дело, патриот Сочи ушел из жизни с клеймом «враг народа». Далеко не ординарная личность А.Д. Метелева, его деятельность нуждается в глубоком раскрытии, а его имя - в полной реабилитации и признании.

Управление «уполномоченного Совета Министров СССР» упразднили 31 марта 1953 г., его функции полностью перешли к Сочинскому горисполкому.

Горисполком последовательно проводил линию на укрепление УПР, эта организация имела прямое республиканское подчинение, соответственно хорошее финансирование. Для этого привлекались средства долевого участия. Наш город был защищен от агрессивного воздействия моря и другой стихии.

Больно видеть сегодня, как принижена роль этой организации. Мне кажется, идет это от непонимания всей специфики строительства в наших сложных условиях, просто от технической безграмотности руководителей городского строительства.

В составе института «Южгипрокоммунстрой» организовалось прекрасное подразделение проектировщиков - гидротехников, оползневиков. Академически грамотный специалист Л. A. Морозов, другие товарищи создали много проектов сооружений по этому направлению, жизнеспособность которых подтверждена многими годами безаварийной эксплуатации.

В 1950 - 60-е гг. мы провели крупномасштабные работы по сооружению Приморской набережной от Южного мола порта до санатория «Авангард». На участке напротив Маяка я, молодой директор бетонного завода, сам «нырял с головой» в опалубку, когда смотрел на укладку своих конструкций и организацию приема «товарного бетона». Приморскую прогулочную нижнюю набережную строили непосредственно в воде моря. Сооружения лестниц склона, пергалы, парапеты, вся верхняя набережная - все это имело назначение инженерных противооползневых сооружений, но и внешне выглядело элегантно. Кстати, и сегодня инженерные конструкции смотрятся эффектно, а ведь прошло более пятидесяти лет.

Много труда было положено на инженерное обустройство всей территории центра города от Цветного бульвара до улицы Горького. Река Сочинка вольготно, широко гуляла по бывшим Малой и Большой Приреченским улицам (ныне улицы Роз и Конституции). Улицы Парковая, Воровского и другие заливались водой реки даже при небольшом паводке.

Тогда стояла только небольшая земляная дамба выше по реке от улицы Парковой, а по оси этой улицы был устроен земляной пантус - подъем к старому железному мосту через реку. Эту земляную эстакаду затем разобрали, организовав сквозной проезд по улице Конституции к порту и далее.

Большую подготовительную работу мне в начале 1950-х годов пришлось организовывать на заводе для подачи бетона в строящуюся бетонную опояску реки Сочи. На всей пойме реки шли планировочные работы и готовилась опалубка для ее будущих бетонных берегов.

Люди моего поколения помнят необычный экскаватор - драгляйн с длинной стрелой вылета. Очень эффективно управлял этим экскаватором «Марион» машинист Архип Петрович Воробей, методично перемещавший по всей пойме горы грунта.

А бетона требовалось для обуздания реки Сочинка многие тысячи кубометров. Только на один так называемый «зуб» в дно реки напротив центрального рынка ушло 1.500 кубометров бетонной массы. Этот «зуб» сооружен для гашения скорости горной реки, чтобы предотвратить размыв ее дна и опояски в период паводка. Таких «зубов» мы соорудили по Сочинке несколько штук и сделали все для беспрепятственного пропуска вод.

Много лет эта система работала очень надежно, не требовались дополнительные расходы для ее эксплуатации. У меня вызывает большое удивление, что сегодня ежегодно требуются какие-то огромные суммы для «чистки реки». Не ловит ли кто жирную рыбку в мутной воде, производя эту самую «очистку»? Да и стоимость вывезенного под видом загрязняющего материала-балласта, годного для строительных целей, сама по себе превосходит сметную стоимость «очистных работ». Особенно умиляют живописания этих самых «очистных работ» на страницах сочинских газет!

Не менее объемной работой была прокладка 200-километровой ливневой канализации, призванной принять в себя многоводные субтропические осадки со всех улиц города. Для ее прокладки я организовал на заводе специальный цех по производству труб канализации с внутренним диаметром от 0,5 м до 1,5 (!) м. Каждая огромная труба длиной 1,5 м изготовлялась в опалубке с навесными вибраторами, устанавливалась двойная мощная арматура, применялся бетон высоких марок!

Так что молодежь может ходить спокойно по улицам родного города, вы не провалитесь, а ноги ваши останутся сухими... Ваши отцы и деды делали все с полной гарантией качества, только не забывайте вовремя и аккуратно чистить ливнестоки.

Мне довелось 12 лет (!) возглавлять городскую аварийную комиссию, задачей которой было на месте оперативно разбираться с наиболее крупными авариями природного или техногенного порядка. В составе комиссии состояли ответственные представители всех беспокойных служб: дорожники, УПР, электрики, газовики, врачи, сотрудники УВД, связисты и другие. Решения комиссии принимались оперативно на месте, их протоколы с моей подписью были обязательны к исполнению всеми ведомствами, только в особых случаях требовались официальные решения горисполкома или его «суженного заседания» - так называемого «СЗ».

В ночь-полночь при получении извещения через самое короткое время наша комиссия в сборе и мобильно прибывает на место происшествия. Произошел ли оползень и остановилось железнодорожное движение, или внезапный паводок снес палатки туристов, расположившихся в пойме реки, или нарушилось электроснабжение с обрывом ЛЭП - мы тут как тут.

Помню, произошел обвал на реке Мзымта, образовалось у Кепши озеро чуть меньше озера Рица - наша комиссия приняла первые аварийные меры и дала предложения на перспективу. В некоторых случаях я как руководитель своей властью задействовал соответствующие службы гражданской обороны. Это давало практические результаты, да и способствовало учебе кадров. Наши выводы, записанные в протокол, были профессионально грамотными и принимались ведомствами за основу при последующих крупных решениях. Так, например, происходило при определении направления развития ЛЭП после многочисленных аварий. Высокая профессиональная подготовленность работников «Сочиэнерго», возглавляемых Н.Ф. Воронковым, наши выводы, подготовленные моим замом Б.М. Баликоевым, легли в основу энергетической политики в Сочи с привлечением средств Министерства энергетики СССР и других ведомств.

Работа в комиссии была очень хлопотной, хотелось что-то предпринять, чтобы у нас в городе аварийных ситуаций случалось меньше. Возможно ли планировать уменьшение числа аварий? Мне кажется, мы сумели решить эту задачу благодаря созданию Генеральной схемы инженерной подготовки территории. На карте-схеме города мы отметили около 300 потенциально опасных мест, где возможны те или иные аварийные ситуации. В сопроводительном описании каждого места даны детальные пояснения по организации профилактических мер, предупреждающих аварию, указаны соответствующие сроки исполнения, ответственные лица.

Например, по опасному месту камнепада на Краснополянской дороге принято решение: специалистам-верхолазам по графику осматривать это место и заранее сбрасывать неустойчивые камни (на это время движение по дороге закрывалось). Такая профилактическая работа позволила избежать здесь несчастных случаев.

Другой пример. В организации и ведении Генеральной схемы ведущее место отводилось работе УПР, которое обладало большими контрольными правами, также по его представлениям горисполком принимал наиболее принципиальные решения по крупнейшим вопросам строительства и инженерной эксплуатации городской территории.

Все это давало свои плоды, и все меньше происходило непредвиденных аварий, работы у аварийной комиссии, слава Богу, убавлялось.

В 1950-70-х годах я довольно активно участвовал в изобретательской работе. Так, вместе с Э.Э. Шульцем, начальником ПТО треста «Сочиспецстрой», мы предложили при строительстве домов применить крупные блоки из крупнопористого бетона. В городе построили много домов из этих блоков, материал был новый, и поэтому велись исследования, в которых участвовали московские институты.

Так, в доме со сберкассой на ул. Горького совместно с Институтом физики Земли я прямо в «теле блоков» установил датчики, и мы вели натурные исследования. Я опубликован ряд статей на технические темы сейсмостойкости различных конструкций применительно к Сочи.

Сейсмостойкость. А вот в этой части книги воспоминаний, выделенной специальным шрифтом, я хотел бы поделиться с читателями раздумьями о моей жизни в 1960-70-х годах. По своей должности, да и по складу ума я хозяйственник, организатор, мне свойственно было желание добыть, достать, устроить... При этом идти самым коротким путем к достижению цели. А цели тогда стояли ясные: получить больше госкапвложений, материальных ресурсов с тем, чтобы побольше построить, быстрее уйти от бараков, сделать город еще привлекательней. К этому же стремилось большинство моих товарищей по работе. «Сначала общественное, потом личное», - это было тогда в крови у многих нас, мыслящих «по-советски».

А здесь появилось желание как бы усложнить себе жизнь - занялся работой, прямо противоположной тому, что делал ежедневно, будто специально ставил себе, своим коллегам дополнительные задачи, препоны. Речь пойдет о введении в Сочи режима повышенной сейсмоопасности. что в практическом плане требовало значительного удорожания строящихся объектов. увеличения финансирования при сохранении уже имеющихся темпов строительства жилья, больниц, школ.

Дело в том, что при переходе 7-балльной отметки сейсмичности требовались дополнительные расходы на усиление конструкций - от 20% и более! Необходимо было вводить дополнительное армирование конструкций, замоноличивать узлы зданий, усиливать фундаменты и прочее.

С работниками московсково Института физики Земли сложились очень хорошие отношения, я был в курсе многих их работ по сейсмологической обстановке в стране, знал ситуацию «изнутри». Многое тогда в этой части секретилось, а Институт являлся «законодателем мод» советской сейсмологии, с его подачи происходило развитие этой науки и ее практическое преложление, в том числе при создании материальной базы.

Со многими специалистами этого института у меня установились творческие и даже дружеские отношения. С их помощью я провел цикл исследований на сейсмостойкость сочинских материалов (в частности, изучались крупные стеновые блоки из беспесчаных крупнопористых бетонов, соавтором которых я являюсь). На заводе я установил соответствующую аппаратуру в «теле» нескольких блоков, и велись долвовременные натурные исследования. По этим материалам я опубликовал 2 научные статьи. Кстати, выходы элементов описываемой аппаратуры видны и сегодня в жилом доме со сберкассой на ул. Горького.

Гремели раразрушительные землетрясения в Ташкенте, Спитаке, потряхивало Сочи, тревожило Краснополянское землетрясение силой более 5 баллов, толчки в море напротив Лоо - молодые Кавказские горы неспокойны.

Такие глобальные обобщения не входили в круг моих обязанностей, как я говорил, все это работало против меня же. Но словно какая-то неведомая сила меня насторожила, и я начал действовать. Мне удалось договориться о создании сейсмической станции на Бытхе. Мы пригласили специалистов, для которых выделили квартиры. Станцию возглавил опытный управленец А. Хантеев. Он работает и в настоящее время. Была проведена большая комплексная исследовательская работа на всей территории Сочи и произведено микрорайонирование. В результате Сочи отнесли к зоне повышенной сейсмической опасности.

Как воворится, береженого Бог бережет. Единственное исключение в моей строительной жизни, когда мне хочется желать, чтобы это нововведение, на которое я потратил немало сил, никогда не потребовалось.

Сочинские пляжи

Организации хорошей работы пляжей, этому важнейшему «курортному цеху», мы всегда уделяли первостепенное внимание. А это внимание шло по 3 основным направлениям:

1. Забота о сохранности пляжной полосы от размыва, об искусственном приращении ее площадей.

2. О должном обустройстве городских пляжей, об обеспечении строжайшего санитарно-эпидемиологического контроля за их состоянием.

3. О беспрепятственной доступности пляжей для местного населения.

В последнее время активно говорят о строительстве бухтовых пляжей, искусственных островов.

Здесь уместно вспомнить, что мы занимались этими проблемами в 1970-е годы, т.к. при заезде многих миллионов отдыхающих наши пляжи были переполнены, но от создания островов пришлось тогда отказаться, в первую очередь, по санитарно-эпидемиологическим мотивам.

Дело в том, что на участке Черного моря южнее Туапсе берег выровненный, не имеет бухт и островов (а севернее Туапсе и в Крыму другая обстановка). В этих условиях так называемый «разгон волны» составляет более 1.000 км, что вызывает большие волнения (до 5 м высотой), сравнимые с океанскими.

Море у наших берегов глубокое, подводные каньоны достигают сотенных глубин, «миграционные потоки» пляжных масс очень велики и составляли 30 - 35 тысяч кубометров в год. Весьма сильны подводные течения, которые идут в основном по часовой стрелке по периметру Черного моря. Мы проводили эксперимент: несколько кубометров пляжной гальки покрасили и выбросили в море на Ривьерском пляже. Буквально через несколько месяцев этот поток вынес меченую гальку на Приморский пляж, обогнул северный мол порта.

Следует учесть также, что миграционные потоки истирают пляжную массу в пыль, безвозвратно перемалывая в своем движении многие кубометры материала.

По данным ЦНИС (Жданов), в 1950-х годах эти потери составляли за год от 400 до 1.000 кубометров в год на одном километре береговой черты! Потери зависели от твердости пород, составляющих пляжную массу. Так:

Гранит, базальт, кристаллические породы    400 куб. м в год.
Известняки                                                        700
Мергели, оргелит                                              1.000

Старожилы помнят, что строительство порта в 1940-е годы привело к полному исчезновению очень широкой пляжной полосы за его южным молом. Вся набережная и пляж от южного мола порта до пляжа «Жемчужины» - это искусственно созданные объекты. Острова же могут вызвать нарушение миграционных потоков, привести к катастрофическим последствиям (как уже было со строительством порта). Здесь требуется более обстоятельный подход, нельзя переносить вслепую опыт работы в других морях и странах. Жители должны быть уверены, что отрицательных последствий в связи с этим строительством не произойдет, дабы не случилось известное: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

Горисполком в те годы с помощью УПР и милиции строго следил за тем, чтобы не было выборки инертных материалов из пойм многочисленных сочинских рек. Эти обломочные материалы являются главной составляющей пополнения наших пляжей. (Так, река Мзымта в год выносит 48.000 кубометров твердых частиц!) Огромные штрафы, административное и даже уголовное наказание ждало нарушителей, и это дало свои плоды. Хищническую выборку из русел рек мы прекратили!

И еще.

Недавно мне довелось участвовать в обсуждении проекта искусственного острова напротив гостиницы «Жемчужина» - парка Фрунзе. Заданный проектировщику вопрос о расчетной «волновой тени» выявил, что «специалист» даже не знает, что обозначает этот термин. А обозначает он прекращение движения волн (из-за строительства острова) и их удара о берег, когда происходит смешивание брызг с воздухом (кислородом) и морская вода очищается, нейтрализуется. Сочинцы говорят: «Море за ночь отдыхает», имея в виду этот процесс самоочищения воды, которая на пляжах, увы, далеко не чистая. Не будет ли застаивания воды в искусственных бухтах? А как скажутся «острова» на чистоте моря у существующих пляжей гостиниц «Жемчужина», «Светлана» - эти новые острова располагаются прямо напротив них? Во время моей поездки в конце 2004 года на Лазурный берег Франции, встреч с зарубежными специалистами я понял, что заводи там находятся в плачевном состоянии. И оно постоянно ухудшается.

Что же касается нехватки пляжных площадей, да и просто территории для курортного строительства, то во многом эти разговоры от лукавого. В Сочи 86 км пляжной полосы, вместимость пляжей еще в 1984 г. составляла 1.430 тысяч кв. метров, а на сегодня площадь пляжей составляет менее 960 тысяч кв. м и продолжает сокращаться. Идет массированная застройка прибрежных зон. Во всем мире на пляжной полосе океанов и морей побочное строительство запрещено, но нам это не пример!

Да не надо забывать при этом, что в 1970-е годы к нам приезжало более 5 млн. гостей, против 1,2 млн. в нынешнее время, следовательно, меньше и потребность в пляжах.

Уже упоминалось отрицательное воздействие строительства порта в 1930-е годы на сохранность пляжной полосы. Тогда перед советскими гидростроителями встал вопрос об исправлении положения дел. Я, будучи в 1940-е годы студентом МИСИ (Московский инженерно-строительный институт), помню посвященные Сочи работы профессора Джунковского (декана гидротехнического факультета) в институтской лаборатории. Этот большой ученый и практик с группой специалистов предложил программу строительства защитных гидротехнических сооружений. Впоследствии их предложения и опыт работы одесских гидротехников использовались в Сочи в строительстве на участке от южного мола до р. Мацеста.

Здесь была построена система сооружений:

7 волноломов по 25-35 м каждый, общей длиной 2.000 м в воде на расстоянии 15-20 м От берега. Назначение волнолома - погасить силу удара волны о берег, уменьшить ее, так сказать, абразивно-разрушительное воздействие, уловить часть пляжной массы.

118 бун (шпор) по 15-20 м перпендикулярно к берегу.

Назначение буны - воспрепятствовать выносу пляжной массы.

На пляже санатория «X лет Октября» (рядом с санаторием «Правда») был опробован метод пополнения пляжа за счет искусственного завоза массы. Метод себя оправдал и успешно применяется до сих пор.

Следует особо подчеркнуть, что волнолом является как бы препятствием (контрфорсом, который начинает действовать уже в воде) для развития оползня, намечающегося на берегу. Так, напротив Зимнего театра, где такая опасность имеется, установлен волнолом. Кстати, театр полностью не застрахован от опасности оползня, нужны водоотводящие и другие профилактические работы, на здании наблюдается раскрытие трещин.

В 1950-х годах пляжи не отличались обустроенностью. Приходящему на берег никто не мог предложить даже простого лежака. Горкомхоз, в ведении которого находились городские пляжи, был перегружен работой и не мог уделить этому должное внимание. Поэтому мы приняли решение о создании специального «управления пляжами».

Положение дел основательно изменилось, когда во главе этого управления встал отличный организатор, волевой руководитель Ф.И. Затулин, полковник в отставке. Ускоренными темпами проектировалось обустройство Ривьерского пляжа, пляжей во всех районах. Дело новое, в стране не знали такого опыта организации эксплуатации пляжей, но тем не менее наступило значительное улучшение. Появились прокатные пункты, питьевые фонтанчики, туалеты, ввели строжайшую санитарную дисциплину, на большинстве пляжей многократно брались анализы морской воды. Непреложным законом стало запрещение торговать съестным и другими товарами на берегу. К услугам купающихся предложили междугородние телефоны, кассы билетов на поезд. В гуще отдыхающих дежурил милицейский пост.

Дно пляжей систематически проверяли водолазы. Организовали спасательную службу. Вход на пляж всегда был бесплатный, конституционное право граждан на водоемы мы гарантировали.

Не забываю, как мы с Затулиным при поддержке И.К. Потапова, 1-го секретаря ГК КПСС, шли в атаку на «ведомственные пляжи» в пользу всех жителей Сочи и «дикарей», приезжающих без путевок. Мы требовали снятия границ пляжей. Намечалось положительное решение. К сожалению, с приходом нового руководства ГК ведомства получили партийную поддержку. Им не захотелось портить отношения с такими ведомствами, как Управление делами ЦК КПСС или Совет министров СССР (хотя Косыгин поддерживал идею снятия пляжных границ).

У меня установились теплые, дружеские отношения с Федором Ивановичем Затулиным, помню, как он приходил ко мне со своим сыном Константином, ныне известным общественным деятелем. Он гордился его большими успехами в школе, а затем успехами студента МГУ.

Сын, Константин Федорович Затулин, - патриот города. В наши дни он организовал клуб «Друзей Сочи», в их числе много известных в России людей. Клуб стоит на позициях практической помощи городу-курорту, повышает его авторитет.

Конечно, и сегодня уровень содержания 140 ведомственных пляжей и 43 городских муниципальных пляжей является весьма значимым в оценке авторитета города-курорта.

Заканчивая эту главу, я вижу в воспоминаниях некоторые предложения к развитию и применению их в настоящее время. Ряд университетских кафедр нашего СГУТиКа в своих планах также разрабатывает эти темы. Очень хочется надеяться, что опыт нашего поколения окажется востребованным.