Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Суббота, 10.12.2016, 00:12
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Культурная жизнь города-курорта

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДА-КУРОРТА

До 1960-х годов Сочи не располагал достаточной базой культурных учреждений: прекрасный зимний театр на 1000 мест, летний театр, кое-где ведомственные клубы, несколько кинотеатров, для детей куцые «дворцы» пионеров, да «красные комнаты».

Каждый санаторий строил для себя зрительный зал - это позволяло отдыхающим предложить по минимуму культурно-развлекательные программы. При отсутствии телевидения в малочисленные кинотеатры частенько выстраивались очереди, особенно на фильмы времен «оттепели», которая позволяла демонстрировать ленты типа «Тарзан», «Великолепная семерка» и т.п.

Куда вечером податься нашему гостю? Попытался, было, я недорого строить легкого типа кинотеатры, благо их эксплуатация давала очень высокую прибыль. Действительно, себестоимость одного билета составляла менее 0,1 копейки (зал обслуживало всего несколько человек), вся прибыль поначалу поступала полностью в доход городского бюджета. По прибыльности кино шло вслед за выгодной продажей водки, и мы даже начали планировать дневные сеансы на многотысячном стадионе.

Но советская система планирования доходной части бюджета подорвала эти планы, нам оставляли прибыль от кино только за прошедший год. Зато на следующий год уже обязывали выполнить достигнутый уровень дохода плюс проценты прироста.

Так что предстояло искать другие пути к финансированию объектов культуры.

Вспоминается, что аттракционы луна-парка возле кинотеатра «Стерео» принадлежали чехословацким фирмам и давали им очень неплохую прибыль, которая государством не изымалась, а целиком шла владельцам аттракционов. Это меня заинтересовало, и, естественно, захотелось иметь такой же собственный парк. Возникло 2 вопроса: как изъять это дело из рук братской, дружеской Чехословакии и как получить симпатичные красочные карусели, горки, тиры и прочее? Конечно, чехи их нам не отдадут, а отечественные аттракционы уж больно несуразные. Единственное предприятие, которое их изготовляет, - это Ейский завод. Пригласил руководителей завода к себе, спрашиваю: сумеем ли сделать аттракционы не хуже чешских? «Сумеем, но нужна такая-то краска, немного того и того и аванс». Прикинули - можем им помочь! Ударили по рукам - и ведь ейчане сделали!

А вот как уйти от чехов? С нажимом, но не продлили им договор аренды на следующий год, отбили их атаки с политическим оттенком! Обошлось. Все деньги от эксплуатации аттракционов по положению мы имели право расходовать на цели культуры, и это был хороший финансовый вклад.

Сочи становился все более привлекательным как курорт для отдыха и лечения. Но не хлебом единым сыт человек, предстояло решать задачи по расширению материальной базы культурной жизни, увеличению сценических площадок. В 1960-х годах мы задумались о создании крупного концертно-театрального зала (говорю о «Фестивальном»). Какой он должен быть, где его расположить? Естественно, зал должен носить сезонный характер, сооружение подобного масштаба с капитальными стенами и крышей слишком дорого.

Конечно, он должен располагаться на берегу моря, что позволит зрителю смотреть или на сцену, или, если не очень интересно, на заманчиво-привлекательную необозримую морскую гладь. Такие мысли возникали, когда приступали к проектированию и строительству зала. Хотелось видеть на его подмостках лучших «звезд» мирового искусства, которые на своих яхтах стали бы приходить в порт Сочи (так романтично тогда мне все это представлялось).

Проектирование поручили лучшей на то время проектной организации «Гипротеатр» СССР (главный архитектор т. Шульрихтер). Расположили зал в Турецком овраге - так называлось это место в центре города. Строительство потребовало больших подготовительных инженерных работ. На склонах оврага амфитеатром располагались зрительские места. И началось...

Буйная творческая мысль авторов значительно опережала технические возможности имевшихся на то время материалов. Так, пролет главного зала шириной в 73,5 метра мог быть перекрыт фермами из особого металла, способного также вынести коррозийную нагрузку агрессивной приморской среды. А такой металл можно было найти только в оборонной промышленности, которая производила сверхзвуковые скоростные бомбардировщики! Каково?! Предстояло решать неподъемный вопрос: или бомбардировщик, или наш зал - и это во времена советско- американской конфронтации. Вы, конечно, можете себе представить, каких это стоило нам нервов!..

В изготовлении ферм зала мы задействовали секретный Институт легких сплавов, Куйбышевский и Воронежский заводы, занимавшиеся спецсплавами на базе алюминия, и т.д. По моему заданию выезжала на завод Е.А. Жигуленко, начальник управления культуры горисполкома. Попросил скромнейшую элегантную женщину надеть ее золотую Звезду Героя Советского Союза, да прихватить векселя на санаторные путевки для заводчан. Говорю ей: «Поезжай, ты с этими тяжеловесами-заводчанами сделаешь то, что я не смогу...» Смогла, а иначе не было бы ферм, пришлось бы ставить частокол несущих колонн в нашем зале «Фестивальный».

А наш сочинский цирк? Известный деятель советского циркового искусства С.А. Пищик в 1960-е годы привез в Сочи брезентовый цирк-шапито. Хорошо, но, как говорится, мало. Конечно, он не мог удовлетворить потребности сочинцев в этом искусстве. Встал вопрос о строительстве капитального здания, самого современного по меркам того времени. Проектирование поручили известному архитектору Ю.Л. Шварцбрейну. Создавали шедевр с «висячими садами». Мне все же пришлось остановить эту стройку - заказчики из Главцирка поскупились на затраты по его отделке. Потом мне удалось изыскать дополнительные средства, появилась красочная мозаика, декоративно-художественное оформление, здание отметили высшими государственными наградами как лучшее здание цирка в СССР.

Директор цирка Семен Александрович, тяжело больной человек, пригоршнями пил лекарства, но спал и ночевал на стройке. Этот патриот города все отдал для любимого детища. Он умер за 2 дня до ввода цирка в эксплуатацию.

Я открывал цирк в мае 1971 г., резал ленточку. Присутствующие строители и гости со слезами вспоминали Семена Александровича. Вот чей портрет должен висеть на почетном месте в здании сочинского цирка!

Очень нелегко было изыскать средства и строить здания зала органной музыки и музыкальной школы. Отвели для них лучшее место в городе, поручили стройку «Главсочиспецстрою». Перед строителями, в частности, поставили очень сложную задачу - сохранить старые деревья в непосредственной близости от стен! Работали с тяжелыми подъемными механизмами очень осторожно, не допустили гибели деревьев, я часто бывал на этой стройке и видел бережное отношение к зеленому другу со стороны рядовых рабочих.

Музыкальной школе присвоено имя И.С. Шмелева - большого патриота Сочи. Он в советское время, являясь регентом сочинской церкви, создал отличный церковный хор. Его с большим удовольствием слушали сочинцы. Великолепный музыкант, скрипач, педагог, он многих наших детей научил любить музыку, дал соответствующее образование.

Все эти объекты культуры уникальны по своему архитектурно-строительному назначению, здесь необходим индивидуальный, творческий подход со стороны участников строительного процесса (чего стоит только решение акустических задач) и, в первую очередь, со стороны заказчика.

К истории организации телевидения в Сочи

В 1950-е годы прошлого столетия наступала эра телевидения. Интерес к этому чуду XX века был огромен во всей стране. И, конечно, нам, сочинцам, захотелось иметь свое телевидение. Помнится, тогда все областные центры, крупные города «забросали» Москву заявками на установку телевышек, а некоторые захотели иметь и свои телестудии.

Я в то время работал заместителем председателя горисполкома и по распределению обязанностей ведал разделом «связь», к которой тогда относили дела развития телевидения. Начал наводить справки, как возможно добиться этого для Сочи. Оказалось, надо собрать средства в порядке «долевого участия» в сумме двух третей от полной сметной стоимости строительства телевышки (РТПС - радиотелевизионная передаточная станция) и здания телестудии, а остальные деньги выделяло государство по линии бюджетных ассигнований.

Конечно, захотелось иметь свою студию, хотя не каждый областной центр мог на это рассчитывать. Но были амбиции!

Деньги, естественно, приходилось «выбивать» из дольщиков, то есть министерств, комитетов, организаций, которые имели свои интересы на курорте и так или иначе были заинтересованы в организации телевидения в Сочи.

Конечно, все это представлялось весьма проблематичным, но на то время я имел крепкие молодые ноги и неистребимое желание сделать так, как задумано. Секретарь горкома С.Г. Плетнев и председатель горисполкома Д.С. Васильев снабдили меня пачкой подписанных ими безадресных писем с ходатайством о выделении средств и направили меня в Москву без ограничения срока командировки. Мне предоставили право самому впечатывать адрес потенциального дольщика, так сказать, в зависимости от конъюнктуры.

С чего начать? Опыта нет, да еще рассказывали, что на то, чтобы только попасть к министру, надо прождать многие дни. Но, к счастью, сразу же по приезде в Москву судьба свела меня в гостинице с одним заместителем председателя облисполкома, который по аналогичной схеме собирал деньги на большой мост. Он, будучи уже бывалым ходоком по чиновничьим кабинетам, щедро поделился своим опытом.

В общем, я избрал следующую тактику. Для начала добился пропуска в здание Совета министров РСФСР, там имелась комната с кучей аппаратов, в том числе и с кремлевской «вертушкой». По справочнику можно было набрать номер министра и договориться о встрече (трубку тогда снимал только сам хозяин вертушки). При обычной схеме - через секретарей - надо было бы ждать многие часы без твердой уверенности в том, что тебя примут. Секретари отсылали в отделы, управления, но там вопросы не решались. Только первый человек мог выделить деньги и так называемые лимиты генподряда (фонды на материалы, лимиты зарплаты и пр.).

Первая же моя попытка увенчалась успехом: на мой звонок ответил министр цветной металлургии т. Завенягин и коротко ответил: «Приезжай сейчас». У меня еще были командировочные на такси, быстро приехал. Секретарь уже знал: «Вас ждут». Вошел в кабинет, там никого нет. Хозяин в подсобной комнате сидит с министром геологии Сидоренко. Два министра, оба с логарифмическими линейками, без помощников ведут расчеты (потом я частенько вспоминал эту сцену - так создавалась мощь по использованию природных ресурсов страны).

Завенягин говорит: «Пусть в нашем санатории «Заполярье» горняки смотрят телевизор». Написал на письме: «Выделить 0,7 млн. рублей с генподрядом». И расписался.

Успех окрылил, начало есть. Второе посещение я предпринял к Г.М. Маленкову, тогда министру энергетики. Звонил ему, а у самого в душе екало - ведь это второй человек по партийной иерархии после Сталина, еще все свежо в памяти. Но все прошло успешно, сталинский сподвижник помог Сочи.

Предпринял поход к министру обороны Г.К. Жукову. Рассказываю, что у Вас, мол, очень много санаториев, баз в Сочи... Но прославленный маршал принял меня довольно сурово. Подвел к карте, отдернул зеленую занавеску: «Вот видишь западную границу? Нам надо укреплять армию. Помогай войскам! А денег нет».

После обхода 22 ведомств необходимая сумма набралась. Отдел связи в аппарате Совета министров был осведомлен о моих походах. Его сотрудники, глядя на подписи, не переставали удивляться и сразу подготовили распоряжение о строительстве в Сочи телецентра со студией. Функции заказчика горисполком поручил своему ОКСу (М.Я. Новаковский).

Приступили к проектированию комплекса. Место для телевышки определили сразу - это гора Батарейка, 100 м над уровнем моря, самая высокая точка в центре города. (Кстати, вышка построена так, что своей раскраской и оригинальным ночным подсветом она и сегодня очень эффектно может украсить город.)

А вот с подбором места для студии пришлось повозиться. Можно было расположить ее рядом с вышкой, место для этого существовало. Но нам тогда студия представлялась чем-то вроде театра, хотелось сделать ее представительней. Поэтому поместили ее недалеко от театра, наделили большим земельным участком.

Организовать строительство было тоже непросто, тогда на весь Союз имелась только одна бригада по монтажу телевышек, но ее удалось пригласить в Сочи. Для работы бригады создавали все условия, собирали материалы, монтажные механизмы и прочее. По просьбе сочинских комсомольцев вышку сверх плана изготовляла молодежная бригада на Тбилисском специализированном заводе. Сочинцы с большим вниманием следили за монтажом вышки, которая секция за секцией на 191 м поднималась над городом в небо.

Многие сочинцы приняли участие в строительстве телецентра. Так, с большим трудом нашли специальный коаксиальный кабель, который связал вышку со студией, на городских воскресниках копали траншею для его укладки, активно работали на благоустройстве территории, помогая строителям.

И вот 1 мая 1959 г. в немногочисленных квартирах вспыхнули голубые экраны, и счастливые хозяева телевизоров, а также их многочисленные соседи и гости приникли к ним. Для горожан наступила эра телевидения. Счастлив, что в этом деле есть частица и моего труда.

Для меня, молодого руководителя горисполкома, это стало хорошей школой - опытом при последующей работе по организации инвестиций для города-курорта.

Наверное, я был одним из первых городских руководителей, воспользовавшимся великими организационными возможностями, которые предоставляет телевидение. С 1959 г. началась серия выступлений по темам комплексного строительства, по задачам Генерального плана, по организации работы транспорта. Удалось выступать без заранее написанного текста. Ставились задачи перед населением, квартальными комитетами по вопросам санитарии, самовольного строительства. По многочисленным вопросам телеслушателей было видно, насколько актуальны те или иные темы и как здорово и оперативно ТВ помогает делу.

Мною как «режиссером» демонстрировались программы - макеты строящихся объектов, показывались планировки районов. Ничего не скрывалось. Делали общее дело, создавали город-курорт. Как раз пришли на телевидение наши тогда молодые и никогда не стареющие Лина Галатенко и Алла Журавлева. Помню, в первой экспромтной передаче на 53 (!) минуты на темы строительства и реконструкции города очень активно участвовал известный журналист С. И. Моняк, положивший начало этой серии.

С 1970-х годов в Сочи одной из самых ярких достопримечательностей стали «поющие фонтаны». Их очень уютно построили на Платановой Аллее, и за многие годы их посетили буквально миллионы гостей курорта. Сюда приходили семьями, с друзьями отдохнуть, сфотографироваться. Здесь молодые люди знакомились, танцевали, и здесь же частенько начинался их путь к свадьбе.

Это стало каким-то необычным местом в городе, празднично выглядевшим круглые сутки. Днем это весело журчащие струи воды, освежающие воздух, вечером - яркое пятно, играющее всеми цветами красок в такт мелодичной музыке. Идею этих фонтанов я привез из Еревана, где их впервые соорудили. Профессор Абрамян со студентами Политехнического института очень удачно использовал идею композитора А.А. Скрябина, сочетавшего спектр цветов радуги с тональностью музыки. Профессор к этому симбиозу «музыка-цвет» добавил возможность регулировать мощность работы насоса фонтана: чем выше звук - тем выше струя фонтана.

Удалось договориться с ереванцами, они сделали эту устройство по договору с горкомхозом. В ходе работ на свою зарплату соорудил экспериментальный, на транзисторах, макет цветомузыкальной установки, сумевшей помочь этим работам при монтаже в качестве действующего макета.

Увидел я фонтан, бьющий высокой струей из глубин Женевского озера, и это видение связалось у меня в мозгу с нашей Приморской набережной. Почему именно с набережной? Да потому что она никак не выходила из памяти как важнейшая составляющая города, но мало используемая для рекреационных целей курорта. В общестроительных планах ей отводилась большая роль, ее значительно расширяли, готовились к мраморной облицовке парапетов, щедро отсыпали пляжную полосу. Бывал я на набережных Ялты, Ниццы, Марселя... Очень хотелось и у нас привлечь народ к морю. Как это сделать? Римляне требовали: «Хлеба и зрелищ...» Я задумался. Хлебом, то бишь харчевнями и прочими промтоварными развалами, драгоценную прибрежную зону захламлять никак нельзя, их и так хватает. Следовательно, нужно зрелище и морское раздолье для здоровья. Почему бы не установить в море 4-5 цвето-водо-музыкальных фонтанов с высотой струи 30-35 м с удалением их от уреза воды на 30-40 м и с подсветкой прожекторами с берега?

Сказано - сделано. Собралась инициативная группа во главе с главным инженером «Южгипрокоммунстроя» П. А. Зуевым со специалистами и договорились сделать экспериментальную прикидку к этому предложению. Установили 25 прожекторов с цветными фильтрами на берегу напротив гостиницы «Приморская», подогнали катер с водометами от «Подводречстроя» и направили с него в небо 2 струи. Дождались темноты, с берега осветили эти струи цветными лучами и восхищенно подивились полученному зрительному эффекту. Таким практическим путем были впервые получены необходимые исходные параметры к последующему рабочему проектированию.

Конечно, сегодня при наличии компьютеров, лазеров, голограммных установок все это можно сделать значительно проще. Но мы тогда обходились и без них. ХОТЕЛОСЬ!

Предварительно договорился с моряками с подводных лодок о получении списанных антикоррозийных насосов с трубами, способных выдержать нагрузку морской воды. Для обеспечения этого хозяйства электроэнергией построили трансформаторную подстанцию. Она и сегодня питает многочисленные харчевни на набережной.

К озвучиванию и для всей режиссуры программы привлекались творческие силы Госцирка и Большого театра. Их сотрудники с большой заинтересованностью отнеслись к этому предложению. Предполагалось, что на набережной и всем склоне от южного мола порта до «Жемчужины» одновременно могло находится на отдыхе 20-25 тысяч человек. Для их размещения кроме самой набережной могли быть использованы террасы на склоне, прогулочные аллеи и, в некотором отдалении, верхняя прогулочная аллея.

Представляете, на закате солнца поднимаются в море фонтанные струи, окрашенные под звуки мелодичной музыки из динамиков, установленных по всему склону. В понедельник мягкий голос рассказывает о Кавказе, о море, повествуются мифы, вспоминается история... А уже во вторник идет танцевальная программа, танцуют все... В среду программа классической музыки, ей особенно хорошо соответствуют возможности цвето-водо-музыкальной техники. В этот день обязательно придет солидная публика и приобщающаяся к ней юность...

В тяжелом сне не могло мне присниться то, что сегодня фактически представляет из себя Приморская набережная.