Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 14:50
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Организация городского строительного производства (Часть 2)

ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОГО СТРОИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА (Часть 2)

В 1955 году меня избрали заместителем председателя горисполкома и одновременно начальником управления строительных материалов г. Сочи. В подчинение управления входили Хостинский известковый завод по обжигу извести, сланцевый рудник на Красной Поляне и кирпичные заводы на Ареде и на Пластунке.

Известковый завод обжигал хорошую известь, но был закрыт по экологическим требованиям. Рудник поставлял красивую черную сланцевую плитку, ею, в частности, в 1940-х годах были покрыты кровли зимнего театра и основные корпуса санатория им. Орджоникидзе. Этой плиткой часто пользовался С.И. Венчагов в декоративных целях (ее можно использовать и сегодня). Кирпичный заводик на Ареде закрыли в связи с пуском Пластунского завода.

О том, как строили кирпичный завод на Пластунке, хочу рассказать поподробнее.

Старожилы помнят, что в 1930-х годах место, где расположен керамический комбинат, называли поселком ГЭС. Здесь между отрогами гор хотели построить плотину через реку Сочинка, создать озеро (где сегодня поселок Пластунка) и установить гидротурбины. Но замысел не осуществился, проект ГЭС объявили дефектным, авторов арестовали. Успели сделать только водоотводящий тоннель в горе по правому берегу и кое-какие подсобки.

Так вот, здесь обнаружили запасы глины, пригодной для изготовления кирпича. Предстояло построить завод. Я организовал соответствующее проектирование с созданием цеха по выпуску кирпича методом прессования на прессах Мелия. Затем мы установили, что глина вспучивается, пригодна для керамзита, что также было использовано.

Времена стояли послевоенные, тяжелые. Финансовые возможности невелики, и Министерство промышленности строительных материалов РСФСР, выделяя деньги на завод в обрез, дало средства только на часть опояски правого берега Сочинки. А тогда весь этот район (где ГАИ, винный завод, весь поселок) заливался водой, и только полная опояска до моста могла обеспечить безопасность.

Организовывая строительство, я с трудом нашел экскаватор, машины, опалубку для воздвижения опояски. Не надо быть строителем, чтобы понять, насколько нерационально строить опояску частями - это приведет к неоправданным потерям. Естественно, я повел строительство всей опояски и сразу же отсыпал всю территорию.

Через некоторое время мой министр, Георгий Иванович Сухарев, приезжает посмотреть ход строительства завода, я сопровождаю его на стройку.

Дождливый день, грязно. Приезжаем на объект. Министр спрашивает: «Где завод?» Я широким жестом и с гордостью показываю бетонную опояску реки и территорию, подготовленную под завод. Но министр: «Я спрашиваю, где завод?» Естественно, завода нет, есть подготовленная территория и опояска... Министр молча уходит, садится в машину и уезжает, оставив меня в лужах. Да, вы можете меня понять, молодого, неопытного...

Можно понять и министра, когда, например, послевоенные разрушенные Тула или Орловщина строили завод дефицитнейшего кирпича за половину той суммы, которая была потрачена нами.

Пешком выбрался - и в горком партии к М.И. Гладкову. Он успокаивает: «Делаешь не себе, это важнейшая стройка, и город народным методом тянет сюда дорогу - будущую Пластунскую улицу, молодец». Он снова свел меня с Георгием Ивановичем, контакт с которым у нас восстановился - впоследствии он даже предложил мне у него поработать заместителем министра, но я остался верен Сочи.

Особое место в организации строительного производства занимают отделочные работы. От их качества, от их ассортимента зависит оценка созданного объекта. В этом плане городу повезло: во главе создания «сочинской школы» отделочников изначально стояли талантливые руководители и блестящие специалисты. Возглавили СУОР-9 (стройуправление отделочных работ) Христофор Константинович Джириев и его верные соратники Василий Федорович Гладыш и Анатолий Николаевич Панин, ныне почетный гражданин Сочи. Это тогда работали лепщики Седухин, братья Шаповаловы - Александр и Григорий, штукатур- виртуоз Н.Т. Варнавский, бригадир маляров Иван Сморжевский, бригадир каменотесов Н.И. Тимошин.

Были приняты на вооружение сочинские приемы отделки - «метод набрызга», мозаика, камнетесные работы.

Наши отделочники работали на многих известных объектах Москвы, Краснодара и других городов России. Их большая группа трудилась на отделке кремлевского Дворца съездов, участвовала в сооружении мемориального комплекса в г. Ульяновске, в восстановлении города Спитак.

Сочинский «Отделстрой» имел свой постоянный отдел на ВДНХ СССР, его работники награждены 200 медалями!

С помощью моего друга - Константина Васильевича Трофимова, первого заместителя министра промышленного строительства СССР - СУОР-9 преобразовали в трест «Отделстрой», создали ему мощную базу, организовали систему подготовки профессиональных кадров.

Городской строительный комплекс окреп, только ежегодный прирост объема выполняемых строительных работ по городу составлял более 16% в год! Это огромное, небывалое достижение, и по прошествии многих лет я горжусь тем, что в становление сочинской строительной школы вложены и мои творческие и организационные способности.

Строительная мощь стройорганизаций возросла. Только СМУ-3 (начальник Петр Устинович Карпов) за те годы построило: центральный рынок, автовокзал, центральную поликлинику, гостиницы «Кубань», «Сочи», «Магнолия», «Чайка», «Приморская», «Кавказ», «Ленинград», здание телецентра, пансионат «Светлана», цирк, санатории «Правда», «Приморье», им. Фрунзе... Каково!!! А таких управлений было девять! Выросли талантливые организаторы строительного производства: Н. Кравцов, Г. Уланов, В. Орехов.

Проектные работы предшествуют строительству, от их качества во многом зависит надежность объекта, его архитектура, да и облик всего города.

На Сочи работало более 80 проектных организаций из различных городов, мы знали персональные возможности многих советских архитекторов. Для них было честью делать объект для нашего города-курорта, они знали наши большие строительные возможности, и, как правило, многие становились лауреатами различных конкурсов, у них появлялись дипломы, нагрудные знаки. В их числе такие известные люди, как товарищи Гальперин, Заков, Кузнецов.

Темпы строительства были заданы гигантские, проектировщики отставали, уменьшался «задел» - портфель подготовленной проектной документации. Предстояло искать пути к привлечению архитекторов, конструкторов, сметчиков, сантехников, других специалистов в Сочи.

НО ПОМОГЛО ТО, ЧТО ВЫРОС АВТОРИТЕТ СОЧИ - РАБОТАТЬ ЗДЕСЬ СТАЛО ПРЕСТИЖНО!

Как плодотворно трудился для нас известный архитектор Юлиан Львович Шварцбрейм, автор проектов всех государственных дач (для Политбюро), здания Дворца культуры в Варшаве, верхней части МГУ на Воробьевых горах в Москве... Мой друг Юлиан оставил после себя в Сочи проекты цирка, приморского корпуса санатория «Сочи», пансионата «Нева». Я порекомендовал его директору фирмы «Краснодарский чай» У.Г. Штейману и его заместителю В.Ф. Бурьянову. Возникли «Чайные домики».

Подготовили с ним проект дельфинария на территории Мусин-Пушкинской Балки, где должен был возникнуть сочинский «Диснейленд», но, увы, там возник городок коттеджей на продажу...

Конечно, самое большое внимание мы уделяли развитию своих, родных сочинских проектных организаций. Но в одночасье талантливого архитектора не заполучишь, это творческий человек. Потребовались годы, чтобы вырастить сочинские таланты, привлечь иногородних квартирами и прочими благами курорта.

Я всячески помогал Союзу архитекторов развиваться. Так, по инициативе архитектора Е.А. Сердюкова еще в 1960-е годы мы оборудовали помещение в доме на ул. Театральной для нужд Союза. Здесь собирались, играли на гитарах, пели, пили, и не только чай из самовара... (что для советской пуританской обстановки было тогда совсем необычно). Затем на ул. Воровского удалось построить уже вполне сносное помещение, численность городского Союза архитекторов тогда превысила 75 человек. Одновременно по соседству построили помещение для клуба шахматистов.

Всячески организовывали широкие гласные общегородские обсуждения материалов: проекты, макеты выставлялись в витринах магазинов на центральных улицах, публиковались в «Черноморской здравнице». Частенько я выступал по телевидению с демонстрацией планировок города по предстоящему строительству.

Помню, какой резонанс в городе вызывали эти мои выступления по 20-40 минут. Это помогало создавать нужный общественный настрой в период активной масштабной реконструкции города-курорта.

Взялись за создание своей сочинской солидной проектной организации. Из очень маленькой проектной мастерской 1930-х годов удалось создать филиал, а затем и проектный институт «Южгипрокоммунстрой», способный удовлетворять запросы самого широкого круга. Помню наши встречи в 1970 г. с министром С.М. Бутусовым по созданию института «Южгипрокоммунстрой». С его директором Василием Петровичем Вихляевым мы тщательно готовились к этой встрече, обговаривали материалы в Госплане России. Создавалась не только новая организация, мы также нуждались в средствах на строительство дополнительных производственных помещений и жилья для новых специалистов.

Очень трудно было преодолеть типовой разрядный барьер: для города с населением 300.000 человек полагалась только проектная мастерская. Но все преодолели, радовались расширению филиала, значительно укрепляли технически-инженерную службу института. Мы замышляли институт с коллективом 1.100 - 1.150 человек с современной производственной базой. Я часто бывал в институте, зная, что там рождается сказочный Сочи. Создавались новые мастерские, в том числе мастерская № 4, куда рекомендовали начальником И. Ярошевского, архитектора, подававшего тогда надежды.

Наш институт был главным образом ориентирован на инженерные дела, связанные с коммуникациями, противооползневыми работами, планировками. Сочинские специалисты очень хорошо знали местную обстановку и часто являлись застрельщиками нововведений в курортной жизни.

Горисполком не доверял проектирование местных крупных инженерных сооружений и коммуникаций приезжим проектным организациям, и они субподрядно заказывали «Южгипрокоммунстрою» эту часть своего проекта. Специалисты института прекрасно освоили подходы к массовому жилищному строительству, смогли сделать ПОР, например, крупного жилого массива, застраиваемого «на потоке» домостроительным комбинатом.

В институте выросли замечательные архитекторы, преданные своему делу и городу, такие, как Ю.В. Львов, Е.А. Сердюков, З.А. Розова, Н.В. Милова, конструкторы П.И. Строкач, Д.Д. Якунин и еще целая когорта патриотов. Их творческие работы оставили в городе заметный след.

К сожалению, некоторые в период «прихватизации» отступили от общегородских интересов, приняли участие в разграблении курортных земель, изменяя даже сам облик города-курорта. А ведь этот облик города-сада, города-мечты создавался с их участием в 1950-70-х созидательных годах!

Мы учились вместе с сочинскими архитекторами. Вспоминаю эпизод при проектировании нового жилого района улицы Макаренко, как его тогда условно называли, Заречного района. Горисполком (его ОКС) заказал институту составить ПДП (проект детальной планировки) этого Заречного района на 18-20 тысяч населения (по программе сноса бараков и для очередников).

Группа проектировщиков принесла мне этот заказ на утверждение, вижу - не то... Не будут созданы достаточно комфортные условия для населения района, надо побольше магазинов, детских площадок, мала поликлиника, надо школу получше... Мне довелось перед этим побывать на передовых стройках Вильнюса и в Северном Чертанове в Москве. Этот столичный район строился как прообраз будущего коммунистического города по постановлению Политбюро и Совета министров СССР. Естественно, здесь был представлен весь спектр новейших планировочных решений, о которых сочинцы еще не знали.

Так вот, смотрю на макет ПДП будущей ул. Макаренко и думаю: что делать? Конечно, можно просто не утвердить его, но тогда надо давать новый заказ, что потребует много времени. А дело не терпит, нас как заказчика подпирал график подготовки документации на «нули» - так назывались фундаменты домов поточного домостроения. Срывается программа строительства жилья, и ее темпы потом будет трудно восстановить.

Ничего не говорю по проекту, а спрашиваю у проектировщиков: «Вы знакомы с опытом Вильнюса, Северного Чертаново? Поезжайте, посмотрите...»

Дмитрий Савельевич Васильев, директор института, говорит: «Для командировок нужно разрешение министерства». В присутствии всей группы проектировщиков я по телефону «ВЧ» связываюсь с министром - и разрешение получено.

По возращении вся группа снова у меня в кабинете, и говорят: «Мы поняли, почему Вы нас командировали. Такой проект выпускать нельзя, многое не учтено, мы исправим». И называют срок исполнения. Но теперь очередь моя: «Как же поступим? Срочно нужен проект, строители наседают на пятки, такой длинный срок не годится...»

Наши архитекторы, конструкторы - большие патриоты Сочи - сели за чертежные доски, работали ночами, но строительство не задержали, сделали дело отлично. Новый жилой район на ул. Макаренко больше чем на 20.000 человек был сооружен, и его жители благодарили проектировщиков и строителей.

Какая славная плеяда сочинских архитекторов трудилась на благо родного города! Например, автор проектов многих больниц, школ, в том числе №№1, 8, 15 Н.В. Милова. Мы с Натальей Васильевной мечтали в школе на ул. Макаренко оборудовать обсерваторию, вопреки типовым правилам под свою ответственность сооружали физкультурные залы, бассейны... Как масштабно работала планировщица Зоя Александровна Розова, большая патриотка Сочи! Невозможно здесь не вспомнить имена В. Дитюк, Ю. Марченко, Л. Звукова. Самоотверженно трудился в жестких регламентирующих рамках жилищного строительства Всеволод Иванович Очинский, выкручиваясь в коэффициентах к-1 и к- 2 (соотношение жилой и полезной площади квартиры).

Многое нам тогда не хотелось проектировать так, как требовала инструкция, но делать было надо: люди десятками лет стояли на очереди, «существовали» в бараках... Спасибо, дорогие зодчие, вы сделали дело.

Мы принимали участие в создании и укреплении других городских профильных проектных организаций, таких, как «Черноморкурортпроект», «Гипроторг», который возглавил авторитетный архитектор Григорий Хачикович Назарьян. Радовались, архитектурная рать росла!

За всеми строительными делами неизменно с большой ответственностью стоял заказчик - ОКС горисполкома и его руководители, начальник и главный инженер М.Я. Новаковский и И.Т. Короткое, большие патриоты Сочи. Они не искали, где работы и ответственности поменьше. Наоборот, эти люди привнесли очень многое в совершенствование строительного комплекса города. Инициативный, новаторски мыслящий Михаил Яковлевич, методичный, расчетливый Иван Титович всегда находились в самых тяжелых точках строительного производства. Как много сделала руководимая ими служба «единого заказчика», которая позволила вести строительство города комплексно, используя деньги всех ведомств, максимально применяя новейшие достижения строительной техники!

По моему предложению ОКС, служба главного архитектора, Горплан готовили так называемые «координационные совещания», которые буквально «расшивали» запутанные дела с финансированием, с получением разрешений на отход от типового проектирования, что стимулировало дальнейшее развитие «Сочиспецстроя» и других строительных организаций.

Дело в том, что к участию в этих ежегодных совещаниях (двух-трех-дневных) удавалось приглашать самых главных руководителей Госстроя СССР, Госстроя РСФСР, Госгражданстроя, Госпланов, стройбанков, Главснаба, министерств. Таким образом мы избегали изнурительных поездок в Москву, получали самые невероятно смелые (по тем временам) разрешения у себя на месте в Сочи. Это был очень удачный массированный прием по преодолению бюрократизма в городских масштабах.

Не мы, сочинцы, ехали в Москву для ходьбы по коридорам, а москвичи приезжали к нам! Вот почему нам так много удалось сделать на путях отхода от махрового государственного «типизма», строя свой город-сад, город-сказку.

Так, 6 апреля 1973 г. удалось организовать в Сочи совместное заседание Государственного комитета по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР и Госстрое РСФСР (с участием его председателя т. Басилова). Это заседание во многом помогло нам ослабить жесткие требования по «типизации» строительства домов, курортных объектов, дало Сочи некоторые эксклюзивные архитектурные права.

Конечно, целиком уйти от «государева ока» не удавалось, но во многом преуспели. Сегодня в условиях свободного предпринимательства эти приемы не нужны, градостроителям работать легче.

Очень многое в формировании общей архитектуры города, в создании его облика зависит от личности главного архитектора, его квалификации (если так можно сказать о сугубо творческой жизни этого человека). Конечно, многое зависит от его характера как человека, его порядочности, открытости, искренности, честности, целеустремленности. Эти качества обязательно выявляются при работе на такой общественно просматриваемой должности, как главный архитектор города.

Мне, многолетнему руководителю горисполкома, в этом плане повезло - довелось работать с достойными людьми, никто из них никогда не позволил себе пренебречь интересами города в угоду личным интересам и амбициям.

В 1950-х годах немного поработал в этой должности А.В. Арефьев, бывший главный архитектор белокаменного Севастополя, где он удачно использовал инкерманский камень в строительстве восстанавливаемого города-героя и привез оттуда свой знак Лауреата государственной премии.

Его заменил сочинец Г.В. Шлопак, переведенный с должности начальника государственного архитектурно-строительного контроля города (ГАСКа). О его принципиальности, требовательности, стремлении глубоко вникуть в суть каждого дела очень хорошо знали сочинские строители, при нем качество строительства в Сочи значительно улучшилось. Все знали: там, где Шлопак, - там нет брака, никакая халтура не пройдет. Все эти его качества рельефно проявились на новой должности, свои пробелы в архитектурной подготовленности он плотно восполнял непрерывными советами с архитектурной общественностью. Хороший костяк управления заложил Георгий Владимирович, но ушел на пенсию.

Его заменил наш выдвиженец Е. А. Сердюков, талантливый архитектор, настоящий зодчий в поиске. Много отличных объектов оставил он после себя в Сочи, Краснодарском крае. Некоторые проекты не удалось осуществить. Многие помнят его работу - ресторан «Бриз». Это сооружение на Приморской набережной напротив гостиницы «Ленинград» на консольной площадке с колонной-поддержкой, как бы летящей над морем.

Не все знают о его проекте «Дерево-дом». Этот проект я активно поддержал вместе с руководителями авиационной промышленности СССР, он должен был быть сооружен из алюминиевых конструкций в санатории «Радуга» в прибрежной зоне. Министерство хотело построить санаторный корпус, и мы при дефиците земли предложили возвести его по проекту Сердюкова, который опирал весь корпус на ствол дерева, а на его «ветвях» прямо у моря располагал санаторные палаты.

Да, увлеченный человек был наш Женя, но не организатор, а для главного архитектора основное - это суметь дирижировать сотнями архитекторов, проектирующих город-курорт. Бывало, выйду из своего кабинета на 2-ом этаже, а у него в соседнем кабинете очередь архитекторов аж до моей двери. Зайдешь и увидишь, как увлеченный Главный с азартом разбирает возможные варианты очередного рассматриваемого проекта, забыв обо всем на свете. Специалисты из других городов, да и сочинцы неделями не могли получить официального заключения...

Слаженная, синхронная работа пошла у нас с B.C. Внуковым, его творческий педантизм (если так можно сказать) очень масштабно отозвался на развороте строительного производства в городе-курорте. С ним мы значительно усилили инженерную службу его отдела, ввели должность главного инженера, собрали мощную группу геодезистов. До сих пор в администрации успешно работает И.И. Мавроматис. Очень много творческого, хорошего, доброго привнес B.C. Внуков в укрепление авторитета нашего города-курорта Сочи.

Казалось мне, что я хорошо знал скромнейшего Вячеслава Сергеевича, но вот совсем недавно узнал его еще и со стороны, неведомой мне. Оказывается, он не только автор более 300 статей по архитектуре и строительству, действительно известный в стране архитектор, но и очень тонкий поэт-психолог, член Национального союза журналистов Украины. Талант - везде талант!

На томике его новой книги стихов и юмористических рассказов «Иронические строчки», которую он мне подарил, я с глубокой признательностью прочитал в свой адрес:

Воронкову В.А.
Лучшему мэру г. Сочи 20-го столетия, от которого я познал уроки целеустремленности в работе.
С огромным уважением,
профессор Внуков
г. Днепропетровск,
сентябрь 2002 г.

Около 10 лет я проработал с Вячеславом Сергеевичем, а всего он работал главным архитектором города Сочи 16 лет и перешел на работу главным архитектором г. Днепропетровска. Сожалею, что редко приходится встречаться с ним в настоящее время. Сочинцы вспоминают его добрым словом.