Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Суббота, 10.12.2016, 00:10
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - В память о B.C. Высоцком

В ПАМЯТЬ О B. C. ВЫСОЦКОМ

Хочу поделиться своими мыслями о Владимире Семеновиче Высоцком и выношу эту часть своих воспоминаний о нем в отдельную главу в знак личной признательности.

Встречи мои с ним были немногочисленны, судьба подарила мне возможность встречаться с ним в 1960-70-х гг. в Сочи и пару раз в Москве.

И вот что удивительно: чем дальше ухожу в годах от тех встреч, тем все значительнее для меня становятся они в моей памяти. Тогда я воспринял знакомство с ним как встречу с входящим в моду певцом с необычным голосом «с хрипотцой» и автором песен острого, злободневного содержания.

Да, я еще не знал тогда, что встретился также с большим артистом. Поэтому, наверное, читателю будет понятен мой разговор с ним на эту тему... Как-то он пригласил меня, когда буду в Москве, побывать на его представлении в «Театре на Таганке». На что я, провинциал, далеко не театрал, без обиняков сказал ему: «Володя, ну что у тебя общего с Гамлетом? Где Шекспир, а где Высоцкий?»

Я, задерганный хозяйственник, как-то безотчетно тянущийся к искусству, еще не знал, что на его представления москвичи по несколько месяцев стояли в очереди за билетами.

Помню, что он взглянул на меня и сказал: «Ты все же рискни, приходи...»

Конечно, побывал я на «Таганке», посмотрел на сцену без декораций, посмотрел на все по-спартански выдержанное, без внешних эффектов и увидел Артиста. Гамлет с гитарой сидит на полу зала еще до начала спектакля - наигрывает неведомое, ждет нас, зрителей. «Быть или не быть?., вот в чем вопрос...»

А ведь я забыл все свои непреходящие заботы... Это ОН властвовал весь вечер над нашими душами. Он звал к человеческому, светлому... Вроде текст пьесы знаком - ан нет, с новыми чувствами уходил я из «Таганки». И вообще, я стал смотреть после этого на театр иными глазами.

Меня, пожилого человека, приглашает сочинская молодежь, их активный функционер Влад Викторович Фунтяков - на встречи в «дни Высоцкого». Эти встречи год от года, раз от разу становятся все многолюднее, активнее...

Боже мой, что нас, россиян, сегодня объединяет? Религия, некие программы? А вот сегодня я вижу: в зале сидит отец с гитарой, сын с гитарой, внук с гитарой... Это уже не точки соприкосновения, это целые плоскости соединения; сердце к сердцу, душа к душе.

Его, российского барда, голос становится все громче. Все сильнее воздействуют темы его песен даже в условиях повседневности.

Россиянин, просыпайся!

Человек умирает дважды, первый раз он умирает физиологически, второй раз он умирает тогда, когда у его друзей и почитателей, живущих на земле, умирает память о нем.

Высоцкий - не умрет.

К глубокому сожалению, по не зависящим от меня обстоятельствам я не смог проститься с умершим, очень переживал, вчитываясь в строки информации о его похоронах. Официальная столица, по-сусловски настороженная к возможным непредсказуемым общественным «проявлениям» в честь опального поэта, с перекрытым в день погребения центром Москвы и траурно-печальные колонны москвичей, прощающиеся с умершим...

Действительно, это национальная утрата. Как вспоминал артист Леонид Филатов: «Похороны с раннего утра; около гроба идет-ползет без ног, седой, в орденах, остановился, плачет - его никто не смеет торопить. Идет маленькая, сухонькая старушка, приподнимите меня, поцеловала. Идут совсем молодые...»

Похороны на Ваганьковском кладбище; как правильно уловили в памятнике суть близкие его друзья-товарищи: ореол гитары, как нимб у головы поэта, и в эпитафии его стихотворение:

Поэты ходят пятками по лезвию ножа,
А режут им свои больные души...

Ну а теперь все по порядку, как я познакомился с Владимиром Высоцким.

В 1960-70-е годы в сочинский порт частенько заходил теплоход «Грузия». В начале это был трофейный немецкий корабль, затем под этим именем уже ходил новый, построенный на финских верфях.

Капитаном этого корабля многие годы бессменно был Анатолий Георгиевич Гарагуля. Он дружил с Булатом Окуджавой, героем Севастополя поэтом Григорием Поженяном, композитором Яном Френкелем, песенниками Константином Ваншенкиным и Инной Гофф и со многими другими. На «Грузии» режиссер Эдмонд Кеосаян снимал свой фильм «Корона Российской империи».

Вот что шутливо написал мне Анатолий о своем друге Поженяне: «Дорогой Слава! Лермонтов, говорят, обладал нестерпимым характером. Да здравствует наш друг Поженян Григорий, с характером чуть менее вредным, но тоже прекрасный поэт!»

В общем, Анатолий был знаком со всей поэтически-театральной элитой страны, и через него со многими познакомился и я, не избегавший подобных встреч. Многие певцы, артисты, музыканты стали и моими гостями и в Сочи и в Москве, где я частенько бывал.

Так вот, однажды получаю с борта «Грузии» радиограмму: «На подходе к Сочи, иду с Высоцким, Мариной Влади - встречай». Капитан Гарагуля отличался решительностью в действиях и полагал, будто все думают так же, как и он...

Перечить не стал, навел справки - в Сочи теплоход будет стоять несколько часов. Следовательно, времени мало. Наметил место встречи у Малого Ахуна (где сегодня Поляна Высоцкого) и пригласил Б. П. Платонова, главного врача санатория «Сочи», близких людей, друзей. Борис Петрович, в частности, отличался тем, что очень хорошо пел «по-высоцки». Я попросил его взять с собой две гитары.

Встретили мы гостей у борта теплохода, познакомились. Я предложил ознакомительную поездку по центру города и на Поляну. Выяснилось, что Высоцкий с Мариной совершали романтическое путешествие на корабле, на круизном рейсе Одесса - Батуми.

В то время Владимиру Семеновичу не разрешались выезды за границу, он был, как называлось, «невыездной». Марина Влади прилетала к нему в Москву, они шли круизом по Черному морю, и затем она улетала обратно в Париж. Чтобы содействовать в жизни Владимиру, Марина стала вице-президентом общества «Франция - СССР» - улучшала реноме невыездного поэта.

Приехали на Поляну, выяснилось, что бард в тот период «не употреблял», однако костер под шашлык развели. Наш гость петь не собирался, но я сообщил ему, что Борис поет «по Высоцкому» лучше, чем сам Высоцкий.

«Давайте послушаем», - сказал Владимир.

Конечно, Борис был в ударе, начал: «Идет охота на волков...», цыганские глаза сверкают... Не удержался гость, спели дуэтом - и пошло-поехало...

Заходящее солнце, небольшой костер на берегу моря, рядом с поэтом любимая женщина и мы, спутники, - ненавязчивые, достаточно деликат- ные. Так и пролетело незабываемое время.

Как потом выяснилось, тогда много песен спели экспромтом, жалею, что не удалось записать на пленку, а аппарат с собою был. Высоцкий не захотел записей. Время летело мгновенно, вижу - пора ехать. Но бравый капитан не торопится: «Пока капитана нет на корабле, он от причала не отойдет». Конечно, мне, советскому мэру, известен ход последующих разборок: корабль с капитаном ушел, а зоркое партийное око в порту осталось. И все же «Грузия» на этот раз немного запоздала с отходом.

Эти мои встречи с опальным певцом не прошли незамеченными. Меня как члена бюро горкома партии пригласили остаться на «закрытой» части заседания бюро, где без работников аппарата шел, так сказать, совсем закрытый разговор. Хватило такта, чтобы таким снисходительным образом сделать мне внушение по поводу этих «тесных» контактов с Высоцким. Большинство членов бюро сидело с опущенными головами. Первый выполнял, как я понял, задание сверху, делая мне отеческое внушение. Внешне дело этим разговором и закончилось. В заключение меня, как водится, спросили - осознал ли я?

Это происходило в начале июня, стоял прекрасный сочинский вечер. Я ответил: «Вот мы сейчас пойдем домой и почти из всех открытых окон домов услышим хрипловатый знакомый голос». Да, еще тогда его, Высоцкого, переписывали на рентгенпленку и еще какие-то суррогаты. У меня, кстати, есть обоснованные предположения, что и члены бюро включали дома магнитофоны, но при закрытых окнах. Народ слушал его песни.

И еще о нем как о человеке, тонко, очень тонко понимающем другого человека. Меня, уже находящегося в Лефортово, выводит в коридор молодой прапорщик. Как всегда, руки назад, он молча ведет меня вперед. Вдруг неожиданно на пересечении коридоров, где нет телеобъектива, его негромкий голос сзади: «Не оглядывайтесь, вам привет от Владимира Высоцкого».

Надо мной обрушилось небо. Много месяцев жесточайшей изоляции - и вдруг участливое человеческое слово. Значит, я жив, меня помнят.

Это была мощная психологическая поддержка для меня: не так уж я близок с Высоцким, а он нашел чекистов, которые относились к нему весьма доброжелательно, и мне передали его привет. Он наверняка чувствовал, в какой поддержке я нуждался.

Захотелось достойно оборудовать Поляну Высоцкого в память о пребывании поэта в Сочи. Помогла молодежь под руководством талантливого организатора Влада Фунтякова, всей душой любящего наследие барда. Предприниматель Селезнев изготовил символ-гитару, провели воскресники.

В торжественной обстановке с участием многочисленных почитателей творчества Владимира Семеновича 6 июля 2003 года зажгли костер. Мне и мэру города Л. Мостовому поручили снять покрывало с гитары-символа.

Уже имеется много проектов, предложений, подарков для будущего сочинского музея Высоцкого. Меня взволновала курительная трубка, которую курил Высоцкий. Трубку эту мне передал как ценную реликвию очень большой почитатель поэта доктор Александр Сергеевич Григорьев, директор детской больницы.

Возможно, кто-то из читателей книги захочет сделать что-то весомое в плане капитального обустройства Поляны. Власть предержащие пока практически ничего не делают, кроме рекламных заявлений о поддержке этой идеи с экранов телевизоров.

Прошу извинить меня, инженера-строителя, за не вполне технический на этот раз стиль изложения «Задания на проектирование «Поляны».

К организации Сочинского клуба «Лесная поляна B.C. Высоцкого»

(как нового мемориального туристического объекта)

Задание на проектирование:

Клуб на месте, где Высоцкий бывал с Мариной Влади и с интересными ему людьми, где ему нравилось, где горел костерок, где он пел... (иногда экспромтом).

После обустройства это красивое место на берегу с широким обзором морских просторов, с живописным ландшафтом должно соответствовать духу барда, настрою его души, его глубокой человечности...

Он был очень скромен, и мы, его почитатели, должны все сделать подобающим образом, материализуя его память. Сделать - кто что может!

Сделать, как ОН все делал, - «оттт душиии, оттт душиии!» (помните, в ЕГО интонации хриплым голосом!)

Организацию и строительство «Клуба» разбить на 2 этапа:

1-й этап.

К проекту (с генпланом) и декоративно-художественному оформлению «Клуба» возможно привлечь архитекторов, художников, скульпторов, журналистов, поэтов, других творческих людей (и не только сочинских). Провести конкурс проектов.

Простая планировка с сооружением скамеек на 100 - 150 мест, с малой эстрадной сценой и кострищем, где каждый вечер почетный гость разжигает огонь. Предусмотреть размещение групп посетителей по 10 - 15 человек «по интересам» с малыми кострами-очагами (поэты, художники, альпинисты и т.д.).

Комплекс может принимать не только туристов, но также соответствующие поэтические и другие фестивали (как сочинские, так и иногородние).

При строительстве следует максимально использовать черный краснополянский сланец, серый алексеевский песчаник, камень (со мхом), дерево (пни, экзотические стволы и прочее), а также деревянные скульптуры, икебаны по С.И. Венчагову, художнику-озеленителю.

Задача в этом плане упрощается, т.к. в работе во многом будет содействовать коллектив Национального парка, где находится эта Поляна.

Установка сборных сооружений (изб) для хранения гитар, памятных фильмов, сувениров, книг и пр.

ПРЕДУСМОТРЕТЬ:

Демонстрацию фильмов, слайдов и пр.

«Уголок памяти» - музейные экспонаты (в том числе с корабля «В. Высоцкий»).

Организацию питания (с помещением по отдельному проекту), продажу сувениров, прокат гитар, съемки фильмов (по заказу) о пребывании на Поляне.

Стоянку экскурсионных машин.

Специальный проект «ночной Поляны»: цвето-музыка (по А.А. Скрябину), обозначение свето-бисером пешеходных дорожек, использование лучей лазера для эффекта ночных сочинских «светлячков», голограмм «северное сияние» и по теме Клуба.

Рассмотреть возможность создания цвето-водо-музыкальных фонтанов с подключением исполнителей с гитарой, с голограммами и ракетами.

Дендрология - специальный проект - с максимальным использованием имеющихся деревьев. Весенние посадки деревьев, кустарников; использовать эффект ночной подсветки зелени с учетом отражательной способности листьев деревьев-кустарников различных пород.

Озвучивание территории.

«Знак» к открытию мемориала.

Место отпечатков рук или подписи почетных посетителей Поляны (или другой вариант).

Оригинальные указатели к Клубу на прилегающих дорогах.

Ряд коллективов и многие сочинцы выразили желание своим трудом или материально участвовать в создании и последующей работе Клуба.

Метод «народной стройки» может здесь найти применение (и дело не только в материальной отдаче, но и в духовном единении людей).

2-й этап.

Последующее строительство и развитие Комплекса (капитального) - исходя из опыта начальной практики его работы.

При этом строительные работы 1-го этапа следует производить так, чтобы не было больших бросовых работ при строительстве 2-го этапа.

Еще много предложений и вкладов в общее дело ожидается от вас, дорогие друзья, почитатели памяти ВЛАДИМИРА. Мало признания Он получил при жизни...

Надо создать Попечительский совет сочинского Клуба.

С Богом!