Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Понедельник, 05.12.2016, 17:34
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Встречи с председателем Совета министров СССР А.Н. Косыгиным

ВСТРЕЧИ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР А.Н. КОСЫГИНЫМ

Вначале, при составлении плана написания этой книги у меня не возникала мысль как-то особо выделить встречи с руководителями государства, главами союзного и российского правительств. Но по мере ее написания, по мере раскладывания по полочкам памяти всего значимого и менее значимого пришел к выводу, что это надо сделать, ибо идет речь о воспоминаниях российского мэра в период интенсивного строительства города-курорта международного уровня.

Судьба подарила мне возможность таких встреч, результаты которых как-то опосредованно через меня, через моих товарищей по работе положительно повлияли на судьбу родного города в больших экономических масштабах. Поэтому решил: надо писать о том, что мы тогда создавали, чем были движимы к этому. Ни в ком случае не хочу повествовать о каких-то пикантных, «жареных» фактах, известных мне по встречам с руководителями государства и правительства - таких случаев много было на отдыхе в условиях города-курорта. Хочется рассказать об интересном, значимом, о том, что человек оставляет в своей жизни, в своей работе после себя.

В практике моей работы сложилось твердое правило - главное внимание уделять перспективным вопросам, внедрению нового, передового, всячески уходить от так называемой «засасывающей текучки». Это тогда, когда внимание к мелкому вопросу, пусть очень важному в частном определении, отвлекает уйму внимания и энергии. И это тогда, когда очень многое и более полезное можно сделать для значительно большего числа людей.

Я твердо рекомендовал руководителям управлений, отделов горисполкома поступать так же, отводить не менее половины своего рабочего времени на эти цели - внедрению нового, передового. Заместители, помощники спокойно могли вести отлаженное дело так, чтобы не было срывов. Так в основном и делалось. К сожалению, мэр подбирал себе кадры не самостоятельно, это было номенклатурное право горкома партии, а от человека, не располагавшего «творческой душой», добиться новаторства не всегда представлялось возможным.

Нас интересовало большое и малое, новые приемы городских планировок, или интересная форма изучения предмета физики в школе, или что-то в организации общественного питания... Об этих новинках писалось в газетах, журналах, и я просил зайти с этой информацией или главного архитектора, или заведующего гороно, или начальника управления торговли... Спрашивал: «Что думаешь по этому делу?» И мы вместе решали: то ли послать кого-то за изучением опыта, то ли просто приступить к работе по-новому.

Любой работник мог зайти ко мне с просьбой о командировке в город, из которого он привезет что-то новое. Я внимательно выслушивал, выясняя его компетентность в этом вопросе, и разрешал выезд, требуя отчета о ходе последующего внедрения новинки. Так осуществлялся определенный прогресс, так выявлялись инициативные люди для последующих кадровых перестановок.

В ходе такой работы, встреч с интересными людьми появлялись чертежи, макеты, проекты, фотографии, которые накапливались у меня, частенько вывешивались на стену кабинета, стояли на подставке. Так стоял макет стеклянных железнодорожных касс и автовокзала (что построены на вокзальной площади), макет торговой галереи на Навагинской улице, висела фотография макета концертного зала «Фестивальный»...

Висела также большая фотография макета жилого массива в Северном Чертанове г. Москвы, который строился по совместному постановлению Политбюро и Совета министров СССР как прообраз будущего коммунистического города. Этими материалами со мной поделился мэр Москвы В.Ф. Промыслов и т. Дмитриев, руководитель этой стройки по линии «Главмосстроя».

Таким образом у меня в кабинете возникла постоянно действующая экспозиция «будущего Сочи». Ее постоянно обновляли, снимая экспонаты уже построенных или строящихся объектов и выставляя новые. Частенько в кабинете бывали министры и другие руководители, выставка помогала, но я подспудно ждал, когда ВРЕМЯ придет, и ОНО пришло...

Звонок по «ВЧ»: «Завтра товарищ А.Н. Косыгин, находящийся на отдыхе, хотел бы с Вами пройти по городу. Какой маршрут Вы предложите? Гость, в частности, хочет побывать в универсаме «Светлана». Предлагаем следующий маршрут: посмотреть цирк, затем универсам и по правой стороне Курортного проспекта дойти до филармонии».

Конечно, у меня возникла мысль пригласить премьера на экспозицию в свой кабинет, но я никому об этом не сказал. Прошел возможным контрольным путем по зданию горисполкома к себе в кабинет: чисто, дорожки на месте, а вот в приемной несколько иначе посмотрел на 2 портрета, разместившихся на стенах. Конечно, это были обычные портреты Брежнева и Косыгина, но вид Косыгина вызвал у меня подозрение: что-то не похож, я же три дня назад его встречал на аэродроме. Пригласил М.И. Ефремова, секретаря исполкома, который отвечал за ведение хозяйства. Он говорит: «Все в порядке». Показывает на обороте портретов знаки ЛИТО - это свидетельство государственной цензуры, того, что Косыгин на портрете действительно является Косыгиным. Так было тогда поставлено это дело в государстве.

Пошли по намеченному маршруту. Премьеру очень понравился наш цирк, он поздравил с такой новостройкой. В универсаме «Светлана» он был как у себя дома. Это по его инициативе создали универсам по типу магазина самообслуживания на Калининском проспекте в Москве - первенце советской торговли самообслуживания (наш сочинский был второй такой магазин в стране).

Много лет Косыгин работал наркомом торговли, знал финансовую систему, и поэтому в магазине наши комментарии ему были не нужны, он сам нам все рассказывал. Я слышал, насколько профессионально расспрашивал он работников нашего магазина. Какие товары в дефиците, каких избыток, есть ли воровство? И т.д. Работой универсама остался удовлетворен.

Дальше в роль гида вхожу я. Наш гость с группой сопровождения идет к Верещагинскому виадуку - рассказываю историю этого прекрасного инженерного сооружения, в своей эксплуатации с 1936 года многократно перекрывшего начальные проектные данные. Дальше он с улыбкой посмотрел на огромный самовар на клумбе, символизирующий русское гостеприимство и наш сочинский, то бишь «краснодарский чай», самый северный в мире. (Сейчас на месте сквера с самоваром создано гробницеподобное массивное сооружение «Валентин».)

Выходим на мост, слева видно море и классический абрис зимнего театра (сегодня этот вид перекрыт сараеподобными, но высокими частными особняками). Дальше идем мимо Театральной и выходим к гостинице «Магнолия».

У премьера, завсегдатая Сочи, прекрасная зрительная память, он спрашивает: «Куда делся тротуар?» Объясняю, что тротуар от улицы Соколова до Морского переулка вдоль загазованного Курортного проспекта сломали, он был заужен, но зато сделали живописную тропу-тротуар вдоль гостиниц «Магнолия-Сочи», отнеся ее на 10 - 15 м от Курортного проспекта, что больше соответствует духу города-парка.

Да еще этот новый тротуар только что был покрыт цветной плиткой светлых тонов, что делало его очень нарядным. Наш гость несколько раз наклонялся, щупал эту плитку, расспрашивал о деталях технологии изготовления. Такая плитка применялась впервые в стране.

Подошли к детской музыкальной школе, где он подивился сохранности в условиях строительства старых деревьев, росших буквально в нескольких сантиметрах от стен этой новостройки; строители берегли каждое дерево.

Маршрут закончен, вижу, что премьер очень доволен, и внезапно приглашаю его в горисполком - познакомиться с некоторыми нашими предложениями по развитию города-курорта. О приглашении я никого заранее не информировал, что вызвало недовольство не только охраны. Наш гость сразу согласился, и мы пешком дошли до мэрии.

Входим в приемную, ну точно, его внимание привлек портрет: то ли он, то ли не он? В дверях при входе в кабинет я полушепотом сообщаю ему, что на обороте его портрета есть знак ЛИТО... Легкая улыбка, последний лед напряжения у меня тает: материалы Генерального плана, районные планировки, транспортную схему и прочее кладу на стол и начинаю свое повествование-

Уже по прошествии многих лет с глубокими чувствами вспоминаю обстановку, сложившуюся тогда у меня в кабинете, когда тебя не только слушают, но как-то сразу понимают и воспринимают. И кто слушает?! Человек, который практически олицетворяет всю советскую экономику, ее лучшие направления. Я имел уникальную возможность высказать все по всем темам городского и курортного развития Сочи, без подтарапливания и жестов к ускорению рассказа.

Мало того, А.Н. Косыгин, обладая даром мгновенного проникновения в тему разговора, имея огромный опыт и память «технаря», как бы поощрял собеседника к большему раскрытию, стимулировал его творческое «досозревание» уже по ходу разговора.

Это был мой «звездный час», час руководителя, нашедшего полную поддержку в своих творческих, жизненных планах. Всю жизнь мне довелось работать на курорте, кажется, все знал в этом плане, но его вопросы освещали подходы с какой-то иной, незнакомой мне стороны.

Конечно, в беседе были обозначены тяжелейшие проблемы бараков, автомагистрали Агура - Адлер и другие транспортные темы, включая альтернативные; развитие морского порта; развитие бальнеологической базы и курортологии в целом, создание комплекса условий для полноценной круглогодичной работы курорта без резких сезонных перепадов. Заинтересовала его фотография макета-проекта нашей торговой галереи на ул. Навагинской.

Подошел премьер и к фотографии макета жилого московского района Северное Чертаново, в котором должны были быть отражены практические завоевания будущего коммунистического общества в планировке индивидуальной квартиры: каждому жильцу по комнате плюс комната на семью и другие удобства. «А этот экспонат как здесь?» - задает он вопрос. На что отвечаю, что это для нас стимулирующий ориентир, и шутливо добавляю: «Любить - так королеву», - на что гость неопределенно, но с суховатой улыбкой хмыкнул.

Беседа заканчивается, и Алексей Николаевич задает вопрос, на масштабность которого я не смел рассчитывать даже в смелых помыслах: «Сумеете ли Вы подготовить проект постановления правительства СССР о развитии города-курорта Сочи на пятилетку?»

Конечно, мой положительный ответ следует незамедлительно. Премьер продолжает: «Какой нужен срок?» Здесь неожиданно вклинивается 1-й секретарь горкома (из пришлых) В.Ф. Гавриленко: «Нам хватит 7 дней».

В комнате возникло молчание. Здесь находились профессионалы - Бацанов, зав. канцелярией кабинета, другие ответственные лица. Все понимают, что за 7 дней можно, например, с трудом подготовить проект постановления пленума горкома, но никак не союзное постановление, учитывающее интересы десятков министерств, ведомств, да еще рассчитываемое на 5 лет работы со вновь начинаемыми программами.

Но слово вылетело, надо спасать положение, и я говорю, как бы в продолжение разговора: «Да, за 7 дней мы раздадим ведомствам задания, поможем им и через 2,5 - 3 месяца подготовим проект постановления». Опытнейший психолог, премьер все понял, только слегка опустил кончики губ...

С благодарностью проводил гостя до машины, вытер лоб, посмотрел на часы. Пролетело 2 часа 42 минуты встречи, а казалось - это было мгновенье.

При расставании Алексей Николаевич пригласил меня на завтрак к себе на государственную дачу. Можете представить мое состояние после встречи - поддержка главой правительства многих, довольно смелых предложений по развитию курорта, новые открывающиеся возможности, да какие возможности! Конечно, ночь не спал, на завтрак явился, пытаясь скрыть свое возбуждение.

За столом собралась семья. Я отметил про себя высокий уровень интеллигентности. Познакомился с академиком Гвишиани, зятем премьера, который возглавлял таинственный Комитет по науке и технике СССР. О комитете я ведал мало, но знал, что он располагается в очень престижном мраморном многоэтажном здании на улице Горького, недалеко от почтамта.

На столе сырок, маленькие блюдечки медка, варенья, диетические блюда. Подали по половничку овсяной каши, которую я тут же «смахнул», полагая, что будет продолжение посолиднее. Но продолжения не последовало, только мне принесли охотничью сосиску, видимо, хозяин видел мои упражнения с кашей.

Мне очень хотелось продолжения вчерашнего делового разговора, но семья была на отдыхе, шла довольно чопорная беседа. При всем том я почувствовал, что премьер уже «болеет» за Сочи, за его проблемы, он патриот нашего города, и это здорово вдохновляло меня, хотелось работать...

Начали сутками трудиться над подготовкой проекта постановления правительства - еще и еще раз вспоминаю председателя Горплана М.Е. Гиллера, очень компетентного, ответственного работника аппарата. В свое время я рекомендовал Михаила Евсеевича на эту должность с должности директора консервного комбината, где он успешно, плодотворно трудился. Он и возглавил эту трудоемкую работу по оформлению материалов согласования, да и конструктивную часть проекта постановления во многом взял на себя.

Тогда Горплан являлся «штабом горисполкома», так его справедливо называли. Здесь работала большая труженица С.Н. Беляева, быстрая, инициативная В.И. Свечинская. Именно в «штаб» приходили руководители всех городских организации за консультацией, практической помощью в бюрократическом быте ведомств.

Что значит дать задание, предположим, молкомбинату, железнодорожной станции подготовить предложения к союзному постановлению? Их работники очень хорошо разбираются в вопросах текущей жизни предприятия, но совсем не в курсе взаимоотношений министерства, Госплана, наконец, правительства, а все это надо учитывать. Да в некоторых случаях и самому министру, как говорится, «до лампочки» перспективы развития его сочинского предприятия. Нам же до всего было дело, хотелось получить максимум для каждого сочинского предприятия.

Взять, например, министра гражданской авиации Б.П. Бугаева, личного пилота Брежнева, которого шеф прямо из-за штурвала самолета пересадил в кресло министра гражданской авиации. Тогда в стране это выглядело очень демократично, «из грязи в князи...». Борис Павлович - отличнейший летчик, однако далеко не организатор, ему по духу: «чем меньше, тем лучше».

Сколько труда стоило мне уговорить его построить специальный павильон в аэропорту Адлер для приема высоких гостей - его пассажиров, - долго не соглашался. Жаловаться на него, с учетом протекции, бесполезно, а нам на аэродроме приходится принимать королей и членов Политбюро в сарае.

Что делать? Взяли и за счет наших коммунальных денег с начальником ОКСа М.Я. Новаковским составили проект и макет правительственного павильона на территории аэродрома. Тогда министр пошевелился, и павильон открыли, он действует многие годы. До сегодняшнего дня называют его VIP-павильоном. Договорился тогда за счет валюты строить аэровокзал - министру это тоже не очень надо...

Роль горисполкома не сводилась к рутинной работе по согласованию проекта, мы вели наступательную политику по максимальным масштабам развития сочинского предприятия - от директора до его министра, до Госплана и отдела аппарата правительства. Делать это мы уже научились, а чиновники всех уровней «нос держали по ветру»: если премьер лично в горисполкоме рассмотрел предложения!.. Это обстоятельство здорово помогало, министры при согласовании не очень спорили с нами.

Как раз в дни этой аппаратной работы мы чувствовали повышение внимания со стороны отдыхающих к нашему курорту. Интерес к Сочи значительно возрос, и поехали миллионы гостей: город буквально переполнялся, что было даже небезопасно по многим соображениям, требовалось предпринимать кардинальные меры.

В «Белом доме», так называли сочинцы горком партии, решили ограничить заезд на наш курорт. В центральной печати выступил секретарь горкома, настаивая на ограничении доступа в Сочи административными методами. Естественно, горисполком по «партийной директиве» должен был идти тем же курсом, что выполнялось.

Но я был сторонником другого, наступательного курса в сложившейся обстановке, обозначил его термином «ликвидация диспропорции, сложившейся в развитии города-курорта». В этот термин, нашедший затем официальное применение, вкладывалось понятие «подтягивания» материальной коммунальной базы города, всей его инфраструктуры к уровню, полностью обеспечивающему возросшие потребности курорта.

Речь шла о развитии коммунальных нужд, таких, как водопровод, канализация, газ, транспортные коммуникации, об обеспечении круглогодичной работы бальнеологического и питьевого курорта, всего комплекса курортологии - об этом и рассказывается в данной книге.

Союзное постановление «О мерах по дальнейшему развитию города- курорта Сочи в 1976-1980 гг.» вышло в свет. Оно явилось определяющим документом по развитию Сочи и после 1980 года. Сочинцы и отдыхающие много положительного получили от его реализации, город- курорт развивался и хорошел.

Еще и еще раз перебирая в памяти годы своей проходящей жизни, я отношу встречи с А.Н. Косыгиным к наиболее интересным, значимым ее этапам. Каждый контакт с этим необычным человеком оставлял важный след. Убежден, что очень многое доброе, практически хорошее в экономическом плане, без демагогии, для страны, для народа, именно для народа за те прошедшие годы было связано с именем Косыгина. Такое мнение о нем сложилось у многих моих коллег из других регионов.

Многих лиц из высшей политической партийно-государственной элиты я знал, и не только по встречам на аэродроме. Судьба позволила встречаться с Н.С. Хрущевым, А.И. Микояном, К.Е. Ворошиловым, Л.И. Брежневым, М.А. Сусловым, А.П. Кириленко, Ф.Д. Кулаковым, Д.Ф. Устиновым, Н.А. Булганиным, Н.Г. Игнатовым, Д.С. Полянским и другими, о чем частично пишу в книге.

Политические дрязги того времени не давали возможности достойно оценить значение личности А.Н. Косыгина, это надо сделать сегодня.

Можно по-разному подходить к прошлому, было и хорошее, было и плохое. Историки и мы, еще живущие представители того поколения, должны отдать должное памяти А.Н. Косыгина.