Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 14:52
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Здравоохранение населения

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

Сапожник, как известно, без сапог: в Сочи ехали за здоровьем, а сами сочинцы еще в 1950-х годах очень мало что имели для поправки своего здоровья. Как правило, городские медицинские учреждения не располагали своими капитальными зданиями, размещались в приспособленных помещениях. Более-менее сносная больница № 2, железнодорожная больничка, поликлиника напротив церкви... Дагомысская больница размещалась в «царских конюшнях» на территории Дагомысского комплекса, другие «здравпункты» - в бараках, в подвалах... В послевоенных условиях на эти цели не выделялись средства, приходилось всячески изворачиваться, чтобы сделать что- то капитальное, надежное.

Вспоминаю, что при отводе земельного участка под строительство санатория богатого Норильского комбината «Заполярье» мы поставили условие - построить четырехэтажную больницу № 4 вместо двухэтажной больницы № 2, земля под которой отводилась новому санаторию. Заказчик выполнил свое обязательство, построил больницу, и город должен был снести старую, освободить землю. Приехал директор Норильского комбината т. Завенягин, а у нас и старая, и новая больницы заполнены «под завязку».

Что делать?

Вместе с A.M. Саномяном везем директора в заполненную новую больницу с большими благодарностями, и, потупившись, едем в старую, где больные лежат аж в коридорах. Смотрит на нас, смущенных... Никогда не забуду: берет он красный карандаш, своей рукой на проекте земельного отвода делает пометку, исключая эту часть участка, и молча ставит свою подпись.

Да, были настоящие государственные мужы - не крохоборы! Завенягин затем стал министром цветной металлургии, помогал Сочи, в частности, в строительстве телецентра. Этот патриот Сочи достоин признательной памяти горожан.

Для дела становления городского здравоохранения было хорошо, что его долгие годы возглавлял Артаваз Мкрытытович Саномян, хороший организатор, цепкий хозяйственник. С его подачи многое делалось в организации подготовки медицинских кадров, в совершенствовании медицинского обслуживания. Удалось создать систему подготовки медсестер, работников среднего звена фельдшерского уровня, которая успешно действует до сих пор. Собирались организовать в Сочи медицинский институт для подготовки врачей курортной направленности, но против активно выступили руководители Кубанского медицинского института, которые, видимо, опасались конкуренции. Жаль!

А вот в организации строительства медицинских учреждений у меня с ним точки зрения не сошлись. Доктор Саномян был сторонником строительства мелких, автономных учреждений, разбросанных по всей территории Б. Сочи. Я же выступал за создание одной большой базы ведущих профильных учреждений, которые располагали бы большими материальными средствами, хотел, в частности, создать больничный городок. При этом мы создавали поликлиническую сеть, максимально приближенную к населению городских и сельских районов.

Мне в те годы довелось познакомиться с работой МОНИКИ (Московского областного научно-исследовательского клинического института), который успешно применял на практике новейшие достижения медицины и располагал очень квалифицированными кадрами. Мне очень импонировала организация работы этого института. Нечто подобное хотелось иметь в Сочи. Практически это было очень трудно сделать, но, опять же по принципу «любить - так королеву», я настойчиво, годами пробивал эту идею. Конечно, рассчитывал при этом на поддержку «летней столицы» со стороны центральных органов.

В этом плане хочу рассказать об одном эпизоде. Приходят ко мне работники небезызвестного девятого управления КГБ с просьбой укрепить высоко профессиональными кадрами городскую службу урологии. Их подопечные «охраняемые» на сочинских госдачах - мягко говоря, люди в годах и в этой службе нуждаются. Чекисты сразу же предлагают кандидатуру доктора Э.В. Ситтеля, грамотнейшего специалиста по почкам и по другим, в частности, по «мужским делам». Рассказывают, что Эдуард Васильевич может переехать в Сочи, нужна квартира. Конечно, я сразу же согласился - как многим горожанам помог и помогает этот наш доктор, сочинцы знают и сегодня.

Врачи элитных санаториев имени Ленина, Фрунзе, «Сочи», государственных дач в экстренных случаях частенько прибегали к знаниям городских врачей - опыт постоянно практикующего ургентного хирурга частенько бывает надежнее диплома академика медицины. Поэтому отдыхающие из элитных санаториев партийно-государственной номенклатуры также практически нуждались в укреплении сочинского здравоохранения, и это обстоятельство я «задействовал».

У меня сложились очень хорошие отношения с Евгением Ивановичем Чазовым, отвечающим за состояние здоровья высшей государственной элиты, гостил у него дома. Академик Чазов был силен не только в медицине, он хорошо разбирался в организации санаторного строительства. Лучшие оздоровительные комплексы, в том числе и по архитектурным меркам, возникли с его участием не только в Сочи, но и в Жигулях, в Подмосковье и в других местах.

Договорился с ним организовать хорошую кардиологическую службу в Сочи, где он обещал соответствующую консультационную помощь вплоть до расшифровки московскими академиками кардиограмм, передаваемых из Сочи по телефону (в те годы это казалось фантастичным). Все это позволило построить большое здание кардиологического центра, по масштабам превосходящее краевые и областные масштабы, хотя у нас населения тогда было всего 300.000 человек. Чтобы лучше учесть требования практики, я назначил сочинского кардиолога Александра Михайловича Спектора по совместительству директором строящегося центра. Строить его было нелегко, но я подбадривал молодых участников организации строительного процесса тем, что, мол, «все мы, сочинцы, со временем здесь будем лежать».

Откровенно, сам не предполагал, что все так и окажется. Все мы сегодня идем в это учреждение, под крыло главного врача Л.П. Рябцевой, врача С.Г. Шмеркина, других, заботливо оберегающих наше стареющее сердце и здоровье.

Один из первых в стране онкологических центров был построен в Сочи. Наступлению рака мы постарались противопоставить медицинскую защиту. В наукоемких технологиях главное не в материальной базе, а в людях, в энтузиастах. Многое сделал для народа главный врач диспансера П.А. Сыркин, который успешно возглавлял онкологический диспансер. Пригласил я к работе в Сочи известного гематолога Вениамина Никитовича Лебедева, других специалистов. Встречался с больными, которых поразила эта страшная болезнь, очень хотелось помочь им. Не жалели средств, доставали дорогостоящее оборудование, всячески поддерживали в работе эту службу.

В это время произошло мое знакомство с руководителем Сухумского обезьяньего питомника академиком Б.А. Лапиным, известным ученым, руководителем института, очень много делающего в борьбе с раком. Разговорились с ним. Он поделился своими мыслями о создании обезьяньего питомника в Сочи. Это прямо легло мне на душу. Тогда мне очень хотелось создать подобное как один из элементов привлекательности курорта. Не надо будет сочинцам и гостям города совершать длительные утомительные специальные экскурсии в Сухуми, чтобы посмотреть на обезьян. Затем мысль сработала на практическое объединение научно-исследовательских работ академика с задачами онкологического диспансера, что полностью отвечало и планам академика. Мы с Борисом Аркадьевичем условились о совместных действиях, большую часть которых удалось выполнить. Горисполком во многом помог в создании питомника Б.А. Лапину и его заместителям Николаю Яковлевичу Кравченко и Рудольфу Видриковичу Кебу. В короткий срок удалось организовать в селе Гумарии Адлерского района это известное сегодня в России учреждение, где находится более 3.000 обезьян. Ценнейший научный фонд был спасен! Мысленно оглядываясь назад, думаю, что, наверное, само провидение двигало тогда нами...

Так или иначе, совместная работа президиума Академии медицинских наук, которому подчинялся питомник, и Минздрава СССР в Сочи началась, что стало заметным вкладом в онкологию, помогло страждущим сочинцам. Появлялись у меня еще мысли о строительстве двух жилых домов для привлечения известных ученых в Адлере и Сочи, но осуществить это полностью не удалось. Думалось тогда, что ученые, привлеченные из Москвы и других городов, смогут одновременно работать преподавателями Сочинского медицинского института, но, увы, не хватило времени...

С 1974 г. в Сочи работает аллергологическая служба, очень успешно возглавляемая Юрием Николаевичем Петровским, ученым и большим практиком. Как успешно он практикует в наших сложнейших субтропических условиях с массой аллергенов! Его доброе участие очень порядочного человека (это я испытал в личный тяжелый период своей жизни) помогло и помогает очень многим.

Родильный дом на улице Роз известен многим сочинцам моего поколения, именно там мы доверяли своих жен, будущих матерей акушеру A.M. Юхимцу. Без преувеличения можно сказать, что, работая более 50 лет (с 1947 г.), он стал вторым отцом большей половины населения Сочи. Многие тысячи младенцев были приняты его добрыми, умелыми руками. Дай Бог ему, ныне здравствующему, здоровья и многих лет жизни. До сих пор многие сочинки, люди в годах, встречая Анатолия Мироновича на улицах, с благодарностью обнимают его, целуют, знакомят со своими внучками и правнучками.

С ним в 1954-1975 гг. мне довелось дважды (на ул. Роз и в больничном городке) организовывать и строить новые родильные дома. Коренное население города росло очень хорошими темпами.

Как много сил посвятил делу организации детского здравоохранения доктор Александр Сергеевич Григорьев! Его кипучая неутомимая энергия дала много добра подрастающему поколению.

В те годы в Б. Сочи были построены 17 больниц на 1.828 коек, 13 поликлиник на 3.100 посещений - это только по линии местных Советов. Наш город здоровья получил отличную собственную базу здравоохранения!

Так ввели в эксплуатацию в одном месте за вокзалом 8 корпусов: кардиологический центр, терапевтическую, детскую больницы, психоневрологический, онкологический, кожно-венерологический, противотуберкулезный диспансеры, родильный дом.

Предполагалось сделать жизнь этого больничного городка единой службой, с возможностью консультаций у лучших специалистов в одном месте для лежачих больных по всем направлениям. Представлялось, что больничный городок можно будет организационно довести до уровня клинического института. Побывал там и министр здравоохранения СССР Б.В. Петровский. Строились хорошие планы, которые позволили бы многое сделать для сочинцев, превратить Сочи в город с образцовой организацией здравоохранения.

В этом городке мы планировали возвести особняк, где наши врачи могли бы встречаться по службе и на досуге, где бы они достойно могли принять зарубежных коллег. По завершении всех работ больничный городок нам виделся как единый огороженный, ухоженный парк, где на тенистых аллеях неторопливо прогуливаются выздоравливающие больные и с рук кормят белочек, доверчиво спускающихся к ним с крон деревьев; где на глади пруда с проточной водой возле кардиоцентра спокойно плавают декоративные утки, черные и белые лебеди с грациозными шеями.

Боже мой, в самом черном сне не смог бы представить себе тот хаос, который предстает здесь в результате хищнического, неразумного разграбления земли при полном отсутствии хозяйского глаза и твердой справедливой руки. Есть ли на свете что-то более ценное, чем жизнь и здоровье человека?! Мы тогда выступали за жизнь... Что же мы сейчас делаем с собой, с интересами наших детей и внуков?

Не символично ли, что здесь за многие последние годы построен только усовершенствованный морг с прибыльным ритуальным залом прощания с усопшими - «Мавзолей». Жизнь и смерть...

Капля никотина убивает лошадь

Так случилось, что в середине 1960-х годов я очутился на хирургическом столе. Приступ аппендицита, неудачно сделанная операция, последующие полостные операции... Вот при их проведении потребовалось последовательно провести несколько рентгенологических обследований. Люди моего возраста помнят, как это делали тогда, при той технике. Темная комната, в уголке слабо освещенный столик, на котором сестричка записывает монотонный, диктуемый врачом «обзор внутреннего». Состояние мое неважное, но слышу: «Легкие темные, курит...» Буквально через несколько дней при повторной рентгеноскопии слышу несколько иное: «Верхняя часть легких светлая...» А я действительно курил, и довольно много: в день 1,5 пачки папирос «Беломорканал» ленинградской фабрики. Конечно, при операциях уже не курил и запомнил, что на просветление части легких хватило несколько дней. Да еще вскоре мне медики показали на вскрытии легкие погибшего юноши и умершего мужчины. Молодой человек не курил, его легкие розовые, чистые, как кисти винограда. А у застарелого курильщика все легкие темные, как битумом, асфальтом пропитаны. Подумал: «Через эти легкие принимать, ощущать красоты жизни?» Крепко мне это запомнилось, бросил курить. Не сделав этого, вряд ли выжил бы в своей многотрудной жизни.

В Краснодарском крае в это время С.Ф. Медунов, 1-й секретарь крайкома, активно агитировал против курения, мы сочинцы, поддержали это.

Я стал председателем городской комиссии по борьбе с курением и активно действовал в этом направлении.

Сочи - город некурящих. Как значимо, емко и, я бы сказал, элегантно звучит эта фраза.

Действительно, насколько естественно для города-курорта, для города здоровья возникло в 1970-х годах это массовое движение борьбы с курением - большим человеческим пороком!

Для Сочи, уже известного международного курорта, это начинание принесло новый дополнительный фактор международной известности, его авторитет как города здоровья возрастал.

А дело было так. Решением горисполкома в Сочи вводились особые правила продажи табачных изделий и вводился новый ограничительный порядок поведения курильщиков в местах общественного пребывания, с тем, чтобы не отравлять никотиновым дымом некурящих. Предстояло исключить условия для так называемого «пассивного курения», когда некурящие вынуждены находиться в одном помещении или на одном пляже с усердно курящими. Всем коллективам было настоятельно рекомендовано проводить наступательную агитацию против курения.

Запрещалось курить в кабинетах служебных зданий, в автобусах, на пляжах, для этого отводились специальные места.

Вспоминаю, сколько сомнений вызвал пункт постановления, запрещающий курить в ресторанах. Скептики с кривой усмешкой прогнозировали пустые залы ресторанов, срыв плана товарооборота и обвал кассового плана. Все отрицательные прогнозы не сбылись, хотя таких скептиков находилось очень много.

Организация борьбы носила не только административный характер. Мы создали городскую комиссию (которую мне довелось возглавить) из представителей всех слоев общественности. В санаториях, в местах жительства организовали 43 группы врачей-консультантов - терапевтов, невропатологов и других специалистов. Жители города и отдыхающие, пожелавшие бросить курить, бесплатно получали для себя полную консультацию, при необходимости их снабжали медикаментами. Только просили их через 3 - 4 месяца сообщить (в научных целях), удалось ли уйти со временем от никотиновой зависимости.

По приезде отдыхающего спрашивали, не хочет ли он бросить курить. В дальнейшем в ходе обследования и лечения его многократно подводили к мысли бросить курить.

Везде граждан встречали призывы «Долой никотин» с напоминанием о капле, которая убивает лошадь. В общем, проводили многотрудную организационную работу. Она преследовала благородные цели.

Сочинцы-курильщики, работники всех специальностей, в первую очередь врачи, поддавались общественному воздействию, бросали курить. Воздух становился чище, легкие очищались, здоровье горожан улучшалось.

Я слышал от многих отдыхающих, что именно в Сочи они пришли к мысли прервать свой стаж многолетних курильщиков и они благодарны за это курорту.

Антиникотиновая кампания принимала с подачи Сочи государственный характер, хотя некоторые члены Политбюро ЦК КПСС - курильщики, находясь на отдыхе, демонстрировали ироничное отношение к этому делу.

Мне довелось присутствовать на коллегии Министерства здравоохранения СССР, где нашу инициативу активно поддержал министр, академик Борис Васильевич Петровский. Коллегия приняла развернутое решение о распространении опыта Сочи. Вот тогда было написано известное обращение на каждой пачке сигарет: «Минздрав предупреждает, что курение опасно для здоровья». Очень широко о нашей работе писал журнал «Здоровье», самый популярный в то время (тираж около 20 млн. экз.).

В наших официальных решениях случались некоторые отступления от закона. Но делалось это во имя здоровья граждан. Так, мне удалось убедить министра МВД Н.А. Щелокова запретить в Сочи шоферам курение за рулем как действие, ухудшающее условия безопасности движения, да и вредящее пассажирам (распоряжение вводилось в опытно-экспериментальном порядке).

Было признано, что Сочи стал первым городом некурящих. По решению директивных московских организаций в августе 1976 г. мне как мэру города поручили дать интервью двум ведущим американским телекомпаниям «Си Би Эс» (Ричард Рот) и «Эй Би Си» (Лиин Доунс) по теме: «Сочи - первый в мире город некурящих». Эти интервью имели большой общественный резонанс.

Вспоминаю, что меня, жившего в советских условиях, огорошил их первый по-американски практический вопрос: «Во сколько обошлась вам борьба с никотином?» (Имелось в виду уменьшение доходов в бюджет от продажи табака.) Ответил, что для нас главное - здоровье народа, а не деньги. И шутливо добавил, что потери в бюджете с лихвой покрываются увеличением продаж продуктов в связи с возрастающим аппетитом у людей, бросивших курение.

А теперь антиникотиновая борьба в США и повсеместно в мире принимает тотальный характер. Наша государственная Дума однажды активно обсуждала эту тему, но так и неизвестно, чем все закончилось.

Дорогие сочинцы, почему мы так бездумно расстались с движением против никотина, почему сами принизили уже завоеванный авторитет первого в мире города некурящих? Надо вернуться к этому, это очень полезно для здоровья, да и для престижа нашего города-курорта, города здоровья!

Зачем нам отказываться от имиджа первого в мире города некурящих?! (Тем более что мы все время толкуем о рекламе нашего города- курорта.)

Долго думал, в какую главу (культура или здравоохранение) поместить эти мои юношеские воспоминания о городе-госпитале Сочи и мысли о монументе Труду медиков. Решил, что в эту.

Приближается святой праздник - 60 лет великой Победы, самое время сочинцам вспомнить день 5 августа 2001 г. Именно в этот день 60 лет назад Сочи из города-курорта превратился в город-госпиталь. С первого дня Великой Отечественной войны шла напряженная работа по созданию на основе курорта госпитальной базы.

Сотни сочинцев 5 августа 1941 г. выстроились вдоль ул. Горького: встречали первый эшелон с ранеными бойцами. Это была трогательная встреча. Люди подбегали к машинам, жали руки раненым, обнимали их... Передавали подарки, цветы. Впервые сочинцы увидели страшное лицо войны: кровь, оторванные руки, ноги, обезображенные тела... Мы, мальчишки, плакали, когда бежали за медленно двигающимися машинами. Сочи встречал бойцов, своих защитников.

Началась напряженная работа в 51 госпитале, где размещалось более 20 тысяч раненых или, как тогда называли, «ран-больных». Было очень трудно, не хватало лекарств, бинтов, продуктов питания. Пошли в лес за каштанами, орехами, дичкой. Стирали старые бинты, готовили растворы эвкалипта, полевого хвоща, листья подорожника, банана. Вместо ваты применяли самшитовый мох.

Не хватало обслуживающего персонала, было подготовлено более 1.000 медсестер. Хирурги, нянечки работали по 15 - 16 часов, спали в госпиталях. Часто случались голодные обмороки, от перегрузок люди падали на месте работы. Истощенные горожане щедро предлагали свою кровь для переливания, ее сдавали по тонне в месяц. Школьники выступали с художественной самодеятельностью, появилось много шефов госпиталей.

Да, то был подвиг во имя жизни. В госпиталях города за время войны вылечилось около 400 тысяч раненых и больных. К глубокому сожалению, 6.834 раненых умерли в госпиталях, память о них бережно хранится сочинцами.

В 1970-х годах встал вопрос о сооружении памятника, посвященного труду медиков госпитальной базы, спасших жизни сотням тысяч бойцов. Было очень трудно решить вопросы финансирования, но мы добились специального постановления Совета министров РСФСР.

По моему предложению к этой работе пригласили скульптора Дмитрия Борисовича Рябичева, который в то время был широко известен в

СССР и в мире. В частности, он создал памятник жертвам Узбекского землетрясения в Ташкенте, памятники Махатме Ганди, Индире Ганди и многим другим.

Предложил ему место установки монумента у Ривьерского парка. Автор вдохновенно работал над сочинским монументом.

Архитектурную часть проекта выполнил на высоком уровне известный сочинский архитектор Ю.В. Львов.

Этот монументальный памятник представляет собой архитектурно- скульптурную композицию из 3-х фигур: хирург, медсестра и раненый боец в наивысший эмоциональный момент подготовки к операции. Над ними сооружена арка высотой 22 м, которая с античных времен ассоциируется с темой триумфа, победы, торжества. Можно этот монумент назвать памятником труду медицинского работника, представителя самой гуманной профессии. Таких памятников в России больше нет. И очень хорошо, что он сооружен в городе здоровья - Сочи. Имеется много предложений от сочинцев по дополнительному созданию в комплексе монумента экспозиций истории медицины на курорте Сочи, да и по всей медицинской истории человечества. В целом этот монумент может стать заметным событием в культурной жизни России как единственный памятник ТРУДУ МЕДИКОВ.

К сожалению, не все намеченные элементы проекта монумента выполнены в натуре. Не сооружена система фонтанов («родник жизни»), в арке не установлен православный крест милосердия, не выполнена оригинальная система озвучивания. Не нанесли также тексты на плиты, в том числе и на слова сочинской поэтессы Сааковой о «людях в белых халатах».

Можно высказать предложение, чтобы коллективы санаториев (в прошлом госпиталей) и других состоятельных медицинских организаций «сбросились», достойно достроили памятник. Это предложение, кстати, коммерчески окупаемо.

На все эти объекты имеется соответствующая техническая документация. Можно специально дооборудовать прекрасную прилегающую территорию на 1.200 - 1.300 человек с тем, чтобы медики и другие горожане собирались здесь по торжественным дням. А мы, сочинцы, приобрели бы еще один прекрасный объект гордости, который можно было бы показать гостям нашего города-курорта.

Прибрежная и пойменная части территории Б. Сочи в прошлом были поражены рассадниками малярийного комара, носителя тяжелого заболевания - тропической малярии. Не случайно местные аборигены - черкесы - в основном жили в горах, где нет болотистой среды для обитания этого зловредного комара.

Мне пришлось перенести это заболевание, когда тебя бьет озноб жарким летом и не хватает одеял, чтобы укрыться. Большинство населения болело этой болезнью. Сегодня это трудно представить, но тогда от этого недуга умирали многие тысячи поселенцев и горожан. Доктор С.Ю. Соколов с 1923 года возглавил работу по ее ликвидации, руководил противомалярийной станцией. Было применено нефетевание болотистых мест, посадка эвкалиптов для их осушения, разведение рыбки- гамбузии, поедающей личинки комара. В малярийной станции (сохранившийся домик возле памятника Ленину) принимали больных, лечили. Работа шла круглосуточно.

Очень эмоционально прозвучало заявление доктора Соколова 6 декабря 1956 г. на организационной сессии городского Совета, которую он открывал как старейший депутат. Вспоминаю: Сергей Юрьевич оторвался от чтения подготовленной речи и взволнованно произнес: «Товарищи депутаты, я рад доложить вам, что за прошедший год не было ни одного заболевания малярией!»

Молчание. Люди задумались над огромным значением сказанного, затем зал в едином порыве встал и зааплодировал - это была большая победа над недугом. Уже в 1960-е годы члены горисполкома активно поддержали предложение назвать сочинскую улицу именем Соколова. По моей просьбе председатель Центрального райисполкома В.Ф. Цыбанков установил на этой улице памятную доску на гостинице «Приморская».

А вот могила его без должного памятника. Только добрая горожанка Наталья Алексеевна Шарафутдинова с помощью супруга ухаживает за могилой покойного. Здесь нужно внимание общественности.