Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 01:15
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.А. Воронков - "Сочи и сочинцы" - Зеленое хозяйство в городе-курорте

ЗЕЛЕНОЕ ХОЗЯЙСТВО В ГОРОДЕ-КУРОРТЕ

Авторы Генерального плана, архитекторы, строители Сочи в 1950-70-х годах думали о том, как сберечь первозданную красоту и обаяние города. Все созидатели курорта не скупились отдать эту городскую землю под озеленение. Они знали, что любое сооружение не заменит парк, сквер, где мог бы отдохнуть наш гость. Даже на плоской крыше цирка сооружали «висячий сад», искусственно увеличивая площадь субтропической земли! Любое здание можно построить за 2-3 года, а чем заменить срубленный 100-летний дуб?

Работая вместе с авторами Генерального плана Сочи, наше поколение градостроителей мечтало создать город-парк, город-сказку. В этом городе- курорте главенствующей должна была стать природа, океан зелени. Представлялось единое зеленое пространство, где санаторные парки сливаются со скверами, зелеными дворами жилых домов, с улицами-аллея- ми. Даже названия отвечали этим устремлениям: улицы Роз, Виноградная, Ореховая, Мандариновая, Самшитовая, аллея Платановая... Нам казалось, что гость Сочи уже по названию улицы ощущает прелесть курорта-и тогда, когда пишет письмо с адресом нашего города, и тогда, когда идет по зеленому адресу. Жители улицы Роз на своих субботниках посадили на рабатках сотни саженцев, любовно ухаживали за ними. Так и хочется спросить у сегодняшнего поколения: где эти розы?!.

В городе-курорте создавался культ парка, все делалось для имиджа города-сада. Мы отнесли на 8-15 м тротуар от напряженного Курортного проспекта в сторону гостиницы «Сочи», что сразу подчеркнуло парковый характер городской улицы (это также уменьшило шумовую нагрузку на пешеходов, ликвидировало пешеходно-транспортную опасность и действие выхлопных газов).

В 1950-е годы мне, молодому градостроителю, преподал урок жизни министр строительства СССР (затем он стал мэром Москвы) Н.А. Дыгай, о чем я вспоминаю с благодарностью. Еще в начале проектирования санатория «Металлург» он установил штат парковых работников. Ко времени окончания строительства (санаторий проектировался и строился несколько лет) на его территории были не худосочные саженцы, а благодарно шумела листва прекрасного парка. Возник же парк на абсолютно «лысом» месте.

Уместно вспомнить, что при строительстве санатория имени Ворошилова в 1930-х годах по приказу наркома обороны объявили конкурс (!) среди лучших дендрологов страны на создание санаторного парка. Победителем стал Ю.А. Шинкевич, и его великолепное творение на склоне с фуникулером является прекраснейшим образцом зеленого убранства. Нам было у кого учиться!

По планировке центральную часть города площадью 600 га от парка Ривьера до спортивного центра на Бзугу мы формировали как единый архитектурно-парковый ансамбль, 150 га из них должны были составить зеленые насаждения! (Для сравнения: площадь парка «Ривьера» составляла 15 га.) Где сегодня эти насаждения?

Парки Ривьеры и дендрария как бы сливались в единый парковый массив с имеющимися и вновь создаваемыми скверами и парками у порта, у кино «Стерео», у памятника Ленину, с Приморским парком, у телецентра, у Летнего театра, у цирка... Японский сквер мыслился в границах от пер. Морского до ул. Войкова как уникальное зеленое образование с прудами, с «садом камней», с «садом мхов», с тем чтобы создать у посетителя сквера романтично-философское настроение отдыхающего человека. Где все это?

Каскадный бульвар, намечавшийся по трассе Морского переулка, органически связывал гору Батарейка с Нагорным парком. На горе Батарейка создавался Нагорный парк с музейным комплексом культуры и искусства народов России под открытом небом. Тропы терренкурного характера должны были связать живописно расположенные объекты этого уникального комплекса. Во что превращена облысевшая гора Батарейка?! И рубка дубов продолжается!

Улицы Орджоникидзе и Черноморская закрывались для автодвижения и отдавались пешеходам как прогулочные аллеи огромного парка в центре города-сада Сочи. Для автодвижения предполагалось отвести новые дороги по ул. Кубанской ближе к горе Батарейка и в тоннеле под землей, примерно по оси Курортного проспекта; задействовались радиальные съезды с объездной дороги. Часть намеченного удалось осуществить, но как же обидно видеть сегодня на этой территории вдруг возникшие особнячки, харчевни и прочие «архитектурные изыски».

Большие трудности в 1970-х годах встали перед нами в период озеленения Навагинской. Эта улица определялась как самый главный прогулочный Проспект города-курорта. Предстояло сделать ее необычной и по зеленым посадкам, да так, чтобы она сразу выглядела хорошо. Поэтому маленькие саженцы не годились, а крупноразмерных в Сочи не имелось.

Приняли решение закупать в Абхазии крупные пальмы с большим комом земли и везти их на специальных трейлерах. Это и сделали. Правда, за расплату наличными и задержку трейлерами транспорта на узкой правительственной трассе Адлер - Гагры мне пришлось получить кучу неприятностей.

Еще в задании на проектирование любого объекта, будь то санаторий или жилой дом, вносились грамотные дендрологические требования о производстве зеленых насаждений на его участке. При этом, как правило, следовало осуществить основные посадки зелени при начале стройки, дабы уже при вводе объекта в эксплуатацию он предстал в «полном курортном блеске». Без полноценного зеленого убранства госкомиссия объект не принимала.

В 1970-х годах ежегодно озеленительными организациями и населением в среднем высаживалось 120 тыс. декоративных деревьев и кустарников, более 8 млн. цветов. По нашим наметкам площади зеленых насаждений общественного назначения в архитектурно-планировочной структуре центра от Ривьеры до дендрария с природной доминантой горы Батарейка по проекту увеличивались в 4 раза.

Эти огромные пространственно-объемные планировочные озеленительные решения подкреплялись талантливо выполненными отдельными объектами в виде роскошных клумб, партеров, газонов...

В 1950-е годы эти работы начинали со скверов, выполняемых так называемым методом «народной стройки». Денег, материальных ресурсов на эти работы у горисполкома не хватало, обращались к руководителям организаций с просьбой участвовать в строительстве, приглашая коллективы поработать для города, как правило, в нерабочее время.

Так благоустраивался сквер от АТС на улице Орджоникидзе до Художественной галереи, с ликвидацией части Морского переулка, где наметили поставить памятник В.И. Ленину. Создали штаб стройки, мне, молодому заместителю председателя горисполкома, поручили его возглавить. Началась кропотливая работа по проектированию, сбору материальных ресурсов, по организации трудового участия... Коллективы выходили организованно, под духовой оркестр. Удалось даже радиофицировать стройку, установили «торговую точку». Работа шла весело. Созидали.

Вторым сквером, сооружаемым методом «народной стройки», предстояло стать площади, занимаемой рынком, который располагался возле милиции. Тогда мы начали комплексную программу очищения от различных построек территории в границах от Ривьерского моста до церкви и от Курортного проспекта до моря. Были снесены табачный ферментационный завод, баня, улица Кооперативная с клубом коммунальников, подлежало сносу здание милиции (строительство 5-этажного здания с подземным тиром для него было начато на ул. Северная в 1977 г.). Эта огромная площадь в наших планах отводилась в основном под грандиозную зеленую зону с включением выставочных помещений международного масштаба.

Здесь же тогда располагался рынок - южный, красочно-колоритный, с тесными торговыми рядами, на которых громоздились грудами дары субтропиков. Очень доброжелательные продавцы и покупатели перебрасывались шутками, товар отпускался, как правило, «с походом». Было ощущение, что не столь и нужно кому-то что-то продать-купить - уж очень доброжелательная царила здесь обстановка и возникало желание просто пообщаться. Добродушный полный милиционер грузин Гиго строго посматривал на мальчишек, но сам же и одаривал персиком...

Так вот, рынок перевели во вновь построенное известное здание, а здесь начали благоустройство. Так же создали штаб стройки, мне поручалось все организовать. Работа спорилась, я заметил, что снос, разрушение носят какой-то общественно-захватывающий дух, участник этого процесса приобщается как бы к новому, к будущему. Рушились трухлявые торговые ряды, побежали полчища крыс.

Но в сквере выявилась необходимость дополнительно устроить поливочный водопровод, освещение, и установленный срок окончания работ встал под сомнение. Требовалось что-то предпринимать. Да простят меня сочинцы, пришлось слукавить. В те дни готовились к приезду Тито, президента Югославии (это еще было в новинку), и я пустил слух, что он побывает в нашем новом сквере. Наш труд стал совсем ударным, решили работать в ночь ко дню приезда. Пошел к командиру катеров, стоящих у причала, просил, чтобы он прожекторами осветил нашу стройку. Управились. Однако Тито промчался по Курортному проспекту, а ведь и я сам стал верить, что он приедет и посмотрит на наши труды.

Возможно, романтический дух этих работ сегодня не всем понятен, но наше поколение так трудилось.

Сочинцам и гостям запомнилась «клумба - цветочные часы» напротив ресторана «Горка», выполненная работниками «Зелентреста» из живых цветов. Она точно показывала год, месяц и день недели. Эти «живые часы» ежедневно меняли свой цвет и окраску, так как ее ежедневно обновляли новыми сортами растений.

Необычайные вазы, ковры-клумбы из тысяч разнообразных цветов как настоящие произведения искусства украшали парк Фрунзе, места у гостиницы «Москва», пылающие огнями рабатки Приморской набережной...

Недалеко от «Стерео» как элемент парковой архитектуры установлена композиция «Сталагмиты» (автор В.Н. Кириченко). История ее появления связана с именем председателя Сочинского клуба туристов П.К. Скобелева.

В разговорах о развитии туризма я просил Павла без ущерба для дикой природы оказать содействие делу декоративно-художественного оформления города и подыскать красивые глыбы-камни, замысловатые сухие пни-стволы, возможные сталактиты... По рекомендации ученого секретаря сочинского отдела Географического института Григория Петровича Рарога, большого патриота Сочи, энтузиасты Клуба, скалолазы, буквально на руках вынесли-вывезли гигантские сталагмиты из района Азишской пещеры. Для омывания каменной сосульки соорудили красивый фонтан с круглосуточным действием.

При рассматривании сталактических образований я заметил, что очень эффектно просматривается срез сталактита толщиной 5-8 мм и при его подсветке отчетливо видны «годовые кольца-слои», образовавшиеся при его росте. Такая установка с подсветом по моей просьбе была установлена у композиции. К сожалению, сегодня видны только следы от нее. А камни-глыбы мы готовили, в частности, для «Поляны раздумий» в Японском сквере, от которого «стараниями» сегодняшних предприимчивых «рестораторов» остаются только уши...

При парковом строительстве зелень композиционно увязывалась с диким камнем, черным краснополянским сланцем, с сухим деревом и пр.; обязательно широко применялась вода в виде фонтанов, зеркал- бассейнов и заводей.

Главный агроном Зелентреста Любовь Григорьевна Вертейко и ее помощницы трудились, как пчелки, день и ночь на живых цветочных композициях. Они, истинные патриоты своего города, все отдавали для него и получали невысокую зарплату, находя удовлетворение в своем творчестве...

В начале 1970-х годов на выставке цветов ко Дню Победы, проводимой в музыкальной школе, я познакомился с С.И. Венчаговым. Он представил 22 аранжировки на стихи Сергея Есенина. Откровенно сказать, не все я понял в представленных композициях, но что-то в них мне показалось... Из-за строптивости и принципиальности с ним расстались на государственных дачах, где он работал агрономом. Я пригласил его в нашу систему на работу в Зелентрест, где предоставил полную свободу для творческой деятельности. Я дал ему, честнейшему человеку, «карт-бланш» и поначалу сам утверждал без проверки наряды на его бригаду в 60-65 человек.

Мы выезжали с ним на места предполагаемых новых скверов: Японский сад, Комсомольский сквер, участки на улице Парковой, при входе на Ривьерский пляж - во все районы города, обсуждали, а затем он вдохновенно творил. Мы, сочинцы, обязаны этому Мастеру зеленого дизайна возникновением многих прекрасных уголков нашего города. Ландшафтный дизайнер от Бога и глубоко религиозный человек, Венчагов тонко чувствовал прекрасное. Он из растений, черного сланца, коряг, керамики, из других самых неожиданных материалов создавал удивительные, сказочные композиции. Они преобразили облик сочинских улиц.

Что-то в его работах показалось мне созвучным и близким по духу работам великого испанского архитектора Антонио Гауди, с фантастическими творениями которого я совсем недавно познакомился в прекрасном городе Барселоне. Я ходил по его улицам и паркам и вспоминал Сергея Ильича.

Венчагов оформлял павильон СССР на Международной выставке в Японии. Он прекрасно декорировал помещения, где принимались Главы государств: Насер, Тито, шахиншах Ирана Реза Пехлеви, король Афганистана... Его приглашали для украшения Кремлевского дворца. На нашем курорте остались лучшие, красивейшие места с венчаговским почерком. Многие его работы в перестроечный период, к сожалению, исчезли.

Но совсем недавно я с волнением участвовал в открытии венчаговского зеленого уголка на торговой галерее, где усилиями предпринимательницы О.И. Марковской и декоратора-озеленителя В.А. Петухова был восстановлен садик в его первозданной красоте. Дай-то Бог возродиться красивому!

Постепенно в городе создавался и был создан особый «сочинский» стиль озеленения, получивший признание не только в стране, но и за рубежом. Этот стиль связан с работой многих талантливейших озеленителей курорта и о них речь еще впереди.

Мне довелось в 1970-х годах побывать в составе делегации в Японии, где я общался с г-ном Софу Тэсгехерой. Это основатель школы икебаны. Он очень высоко отозвался об озеленении Сочи и пригласил С.И. Венчагова в Японию с тремя другими работниками на 3 месяца за свой счет. К сожалению, мне не удалось добиться разрешения на эту поездку. Венчагова как «невыездного» не выпустили за границу (он работал на государственных дачах).

Независимый, бескорыстный Сергей Ильич чувствовал мое расположение к себе, и ему, видимо, хотелось как-то проявить свое ответное расположение ко мне. Очень взволновала меня его просьба разрешить ему еженедельно в нерабочее время делать небольшую икебану на маленьком столике возле моего рабочего стола. Стали возникать изумительные аранжировки, 52 зеленых картинки в год! Я начал фотографировать их, к сожалению, не все сохранилось, да и качество цветных фотографий тогда было не ахти. Посетители, работники горисполкома с восхищением смотрели на эти чудеса.

А незадолго до своей смерти Сергей Ильич подарил мне прекрасный саженец колонновидного тиса и собственноручно посадил его в моем садике, унаследованном от отца. Теперь у меня есть возможность ежедневно видеть зеленый привет от моего друга, большого Мастера. Деревце растет и хорошеет.

Как-то мне довелось выступить в японском парламенте, где предполагалась только речь главы нашей делегации т. Ломко, редактора «Москоу Ньюс». Неожиданно слово предоставили мне - пришлось без подготовки рассказывать о гербе Сочи, назвав его составляющие: солнце, горы, море, чашу с Мацестой и зеленые насаждения, которые составляют 73% всей городской территории и дают атомарный кислород. Вижу, эмоциональные японцы зашушукались, не поверив названному мною числу - 73%. Скуднейшая на зелень Япония располагала к этому недоверию. Тогда я взял подвернувшийся лист бумаги, фломастером написал крупно «73% - Sochi», поднял над трибуной. Зал встал и зааплодировал - зачем им моя речь?

Существуют подсчеты, что городской автомобиль «съедает» в среднем в год 800 кг кислорода, и чтобы восстановить это количество необходимо 5-6 больших развитых деревьев. Если сейчас в Сочи имеется 180.000 машин (с приезжими), то только для их обеспечения у нас должно расти около 900.000 хороших деревьев!

А теперь иное... По нормам для обычного города на одного человека полагается 21 кв. м. зеленых насаждений, а у нас на курорте (!) дорубились до 5 кв. м. Это меньше, чем в рядовом городе (я говорю о городской черте). Дальше ехать некуда!

В те годы хотелось создать глициниевый бульвар, сад камней, банановую рощу, «сад мхов», сад «зелено-световых скульптур»...

Из наших неосуществленных задумок с С.И. Венчаговым хочу вспомнить об одной. На углу Курортного проспекта и улицы Соколова (здесь размещалась оранжерея Зелентреста, а сейчас возникла очередная харчевня) виделось нам большое стеклянное сооружение для живой тропической растительности, чтобы сочинцам и гостям было интересно на него посмотреть. Если это сооружение я обещал построить за полтора-два года, то на выращивание тропических экзотов требовался не один год. Для этой цели мы построили на Мацесте специальную оранжерею, где Венчагов многое успел вырастить, и туда уже ходили экскурсанты.

Очень большое внимание уделяли вертикальному (непосредственно по стене) озеленению жилых домов и других сооружений. Это не только украшало здания, но и спасало их от перегрева, давая непосредственно у квартиры тот самый атомарный кислород. Озеленяли фасады зданий, вертикальные опоры, балконы, лоджии... Находили конструктивные решения для закрепления этой зелени, приемы ремонтных работ. У вертикального озеленения Сочи, да и у других южных городов - большое будущее!

Рассказывают, что древние аборигены в прошлом веке, уходя по делам в леса, брали с собой нож и прививочные почки груш, яблонь, слив и прочих культурных сортов. Повстречав молодые дички, они делали прививки, оставляя молодому поколению добрую память о себе. Как это здорово - бескорыстно думать о будущем. Мы также проводили большие работы по культивированию прилегающих лесов, по их улучшению. Весной, по цветущим деревьям, видно эту заботу о детях, о внуках...

Какие колоссальные рекреационные возможности у нашего национального парка на его 193.000 га! По масштабам флоры и фауны этот потенциал далеко превзошел все аналогичные европейские парки.

В Сочи мы взяли на вооружение призыв: нет безцветочного периода! Нам хотелось, чтобы город был красив своими цветами все 12 месяцев в году! Даже в декабре-феврале в городе цветет более 20 сортов и видов деревьев и кустарников!

Проект любого проектируемого сооружения в Сочи имел отдельную дендрологическую часть. Сооружение принималось в эксплуатацию только с посаженными деревьями и насаждениями, что очень строго сверялось с проектом при приеме сооружения в эксплуатацию Государственной комиссией. Акт приема не утвердил бы горисполком, если бы «зеленая» составляющая не была исполнена.

Мы ввели жесточайший порядок по разрешению сноса великовозрастных деревьев. Председатель горисполкома не имел права давать такое разрешение, не говоря уже о начальнике отдела лесопаркового хозяйств ва. Разрешение давалось только на официальном заседании горисполкома с гласным участием всех членов исполкома. Ввели также порядок, при котором за каждое сносимое дерево заказчик должен был посадить 10 полноценных саженцев.

Дело грамотного озеленения курорта очень многотрудно, особенно в тех масштабах, в которых мы вели тогда эти работы. Вспоминается, что для озеленения Цветного бульвара завезли из разных районов России 2.750 саженцев. Посадочного материала не хватало, и первоначально мы вели закупки во всех районах страны и одновременно создавали свою сеть питомников. По моему заданию озеленение улицы Чайковского вели саженцами-деревьями: очень хотелось, чтобы и пожилые сочинцы увидели новый цветущий город еще при своей жизни. У меня имеется кинопленка со съемкой озеленения улицы Чайковского в начале 1970-х годов, где четко видны посадки 4-5 метровых саженцев. Это было не дешево, но так хотелось!

На выращивание деревьев получили задания все хозяйства города: Зеленстрой, Курзеленстрой, Совхоз южных культур, Дендрарий, лесхозы, все санатории и другие организации, где росло более 400 субтропических древесно-кустарниковых пород саженцев.

Создали 4 новых питомника. Чтобы вырастить хороший саженец, иногда требуется 10-12 лет, но мы не были временщиками - мы думали о далекой перспективе Сочи! Сегодня эти вопросы можно решать при выдаче разрешительных документов на земли сельскохозяйственных угодий.

Мне очень хотелось как-то знаково, по-российски оформить въезд в Сочи, на границе реки Псоу. С большим трудом мы посадили там березовую Есенинскую рощу. Береза трудно приживается в субтропиках, но адлеровцы проявили большую настойчивость, и после третьей попытки березки из центральной полосы России принялись.

Был очень активен в этом А.П. Ройльянов, бывший председатель райисполкома. А как сегодня нуждается эта роща в уходе! Это же живой, добрый знак вечного присутствия России на Кавказе. Недавно я побывал в этой роще, ее уже практически не видно. Многое срублено, тропы зарастают, исчезает роща...

Обращаясь к сегодняшнему дню, надо сказать, что мало только взывать о посадках при строительстве, но надо включить это в проект для обязательного исполнения, надо также создать необходимые условия для этого. Нужны посадочный материал, растительная земля и штат для ухода за зелеными насаждениями. Необходим очень жесткий надзор со стороны стройконтроля при приеме построенных объектов. Следует проверять наличие этих посадок, и не каких-то веточек, а точно определенных стандартом саженцев минимальных габаритов, в отличном ассортименте и с последующим пристальным контролем за приживаемостью.

Площадь Сочинского национального парка - 193,7 тысяч гектаров!

В 1970-х годах довелось мне побывать в гостях у кисловодчан и у других коллег - кавминводчан. С курортами Кисловодск и Ялта мы соревновались, и поездки носили постоянный характер: мы делились опытом и показывали друг другу свои достижения.

Показали мне хозяева красивейшие места Кавказа: Домбай, Теберду, Архыз, Зеленчук - и представили как «достижения» новые крупнопанельные дома в самых заповедных точках этих благословенных мест. Я понял их порывы, в то время сборка домов была новомодным делом. Но насколько грубо, нелепо эти сооружения (да еще низкого качества, с торчащей из панельных швов паклей) выглядели на фоне красивейших гор, изумительного ландшафта. На эти поляны надо было заходить с благодарностью Богу, подарившему такую Красоту. Я понимаю, людям нужно жилье, но ведь его можно было построить рядом, без выхода на эти Поляны...

Уезжал оттуда с думой, как избежать подобного в наших, не менее благословенных местах Красной Поляны, Кардывача, Хмелевских озер; как проводить их освоение с величайшей осмотрительностью, без надругательства над природой. В районе Сочи из 3.000 названий растений 22% - реликты, 24% - эндемики.

Попала тогда мне на глаза небольшая заметка в газете «Известия» о первом создаваемом в СССР Байкальском национальном парке, подумал, что для нашего города - это именно то, что нужно.

В то время в Сочи находился секретарь ЦК КПСС А.П. Кириленко, который ко мне относился довольно доброжелательно. Не в моих правилах было на отдыхе беспокоить высоких гостей, но здесь обратился к нему, поделился своей заботой. «Нет вопросов, вызову Жору», - отозвался Андрей Павлович. А Жорой оказался Георгий Иванович Воробьев, председатель Лесного комитета СССР, в ведении которого находились все леса страны. Воробьев в недавнем прошлом работал секретарем Краснодарского края и также знал меня.

Дальше было несложно. Председатель дал поручения, и завертелось дело по составлению правоустанавливающих документов Сочинского национального парка. Оно потребовало много времени. Парк ввели в эксплуатацию постановлением Совета министров РСФСР в 1983 году, а с 1970-х годов на его территории ведомственными актами установили охранительный порядок.

Кстати, тогда высокие гости хорошо помогли финансами дендрарию для его благоустройства, включая сооружение морского аквариума.

Частенько в последние годы подумываю: что осталось бы от наших каштанников, грецкого ореха и других экзотов в окружающих наш город лесах, не будь установленного охранного статуса?

Уже в 2002 году по моему предложению дополнительно к территории проектируемого комплекса Красная Поляна было отнесено 35 тыс. га от аэропорта Адлер вдоль дороги реки Мзымта как земли, значимой в ландшафтно-архитектурном плане.

Полагаю, что комплекс должен начинаться от дверей аэровокзала до поселка Красная Поляна. Очень хотелось бы, чтобы турист из автомобиля не видел какой-то кургузый свинарник, заслонивший абрис белоснежного горного хребта на голубом фоне неба, чтобы ландшафтная архитектура нашла здесь свое полное применение. На курортных трассах и частные дома, и любые, даже подсобные, сооружения должны иметь соответствующий архитектурный и художественно-декоративный вид. Сочи - курорт с очень дорогой землей, и строить здесь может состоятельный человек, способный соответствовать этим требованиям.

В районе ущелья Агуры, на склонах Ахуна, Орлиных скал создавался обширный зоолесопарк площадью 1.116 га, с тем, чтобы флору и фауну Кавказа наблюдать воочию. Сочинцы помнят, как около башни Ахуна появились косули, олени. Рассматривали даже вопрос восстановления популяции орлов на Орлиных скалах.

В этом районе, по легенде, был прикован бог огня Прометей, о чем вдохновенно пишет известный журналист Ю.М. Александров. Большой патриот города, Юрий Михайлович написал много книг по мифологии Сочи, повышая интерес к его окрестностям и ко многим его памятникам природы.

Какие колоссальные рекреационные возможности у нашего национального парка! По масштабам флоры и фауны его потенциал далеко превзошел все аналогичные европейские парки. Только в Лазаревском районе имеется более 200 карстовых пещер. Они ждут своих туристов. В закарстованных массивах - Алекс, Ахцу, Ахштырь, Ахун, пещеры Тигровая, Воронцовская, «пещера ведьм». Какой привлекательной романтикой веет только от их названий! Свыше 100 дольменов, десятки водопадов от 2 до 72 м высотой, множество исторических и архитектурных памятников - и это еще не все.

Во многом будущее города-курорта, имеющего всего 350,2 тыс. га, определится бережным использованием Национального парка с его 193,7 тыс. га и биосферным заповедником!

Пишет И.В. Шахов, начальник управления лесопаркового хозяйства и зеленых насаждений администрации г. Сочи:

Вспоминать о добром, радостном прошлом всегда приятно, тем более, когда это прошлое подразумевает под собой детство, проведенное в прекрасном курортном городе, которым мне запомнился Сочи 1970-х годов. Прочитав рукопись книги, узнаешь много нового о знакомых с детства местах из уст человека, одного из немногих руководителей города, с большой осторожностью и любовью относившегося к Богом созданному уголку природы на берегу Черного моря. Царившая в то время атмосфера единого порыва в достижении общей цели и творчества позволила сформироваться обособленному, отличающемуся от других российских городов стилю в озеленении - ландшафтному озеленению. Поддержка, а зачастую и инициативы со стороны городского руководства вдохновляли работников зеленого строительства на создание новых живых, неповторимых зеленых композиций. Как этого родства недостает в последнее время!

Полное отсутствие градорегулирующего начала в управлении и строительстве курорта в конце 20-го и начале 21-го веков привело к потере планировочно-выразительной структуры и внешнего эмоционального облика города именно как курорта, утопающего в роскошной субтропической зелени, с непрерывными прогулочными территориями ухоженных, благоустроенных парков и скверов. Все больше по внешнему облику и внутреннему функциональному содержанию наш город становится похожим на переуплотненный российский город.

В то же время очень хочется поблагодарить автора книги за справедливую высокую оценку и уважение к людям, создавшим своим трудом и любовью славу зеленого сказочного города. Ученики и последователи Сергея Ильича Венчагова и сегодня прикладывают огромные усилия, чтобы сохранить достижения их наставника.

Автор рукописи В.А. Воронков очень точно сконцентрировал внимание на огромном перспективном потенциале нашего города, которым являются удивительные по красоте бескрайние ландшафты Сочинского национального и Кавказского государственного природного биосферного заповедников.

Создание туристических маршрутов в уникальных кавказских лесах с многочисленными не повторяющимися чудесами природы в форме пещер, каньонов, водопадов позволит людям отдохнуть, поправить здоровье и привлечет на курорт большее количество людей.

Книга необходима для ныне живущих сочинцев и тех, кто придет нам на смену. Необходима для понимания становления города-курорта, города-сада, воспитывающего уважение и любовь к родному городу и как предостережение не повторить тех страшных ошибок которые делает настоящее поколение.