Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Суббота, 10.12.2016, 00:11
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.С. Внуков "Двадцать три года на курорте" - Глава 17. Знакомство с Олегом Басилашвили
Глава 17. ЗНАКОМСТВО С ОЛЕГОМ БАСИЛАШВИЛИ.

Я очень рад тому, что мне посчастливилось познакомиться с известным актёром театра и кино, народным артистом СССР Олегом Валерьяновичем Басилашвили, и неоднократно встречаться с ним в различных жизненных ситуациях. Более того, он познакомил меня со своей женой – Галиной, музыкальным редактором Ленинградской студии телевидения. А моя дочь познакомилась с их дочерью, и часто посещала вместе с ней спектакли театра им. Горького в Ленинграде.

Теперь обо всём этом по порядку. Наша встреча состоялась на банкете в здании Правительства РСФСР, которая последовала сразу же после торжественного  вручения нам Государственных премий РСФСР: мне – в области архитектуры, а ему – за участие в кинофильме «Служебный роман». Кстати, вместе с ним премии за этот фильм получили: Э. Рязанов, А. Мягков и Л. Ахиджакова. И все они также присутствовали на этом банкете. Не было только исполнительницы главной роли – Алисы Фрейндлих. Почему? Оказалось, что эта премия, в отличие от Государственной премии СССР, даётся только РАЗ в ЖИЗНИ! И те, кто уже имеет эту премию, лишены возможности получить её второй раз. Поэтому и Фрейндлих не участвовала в наших торжествах, так как уже имела такую премию.

Мы все, в том числе и я,  ходили по залу, собирая автографы у знаменитостей. У нас же, поскольку архитекторы не так популярны, как актёры, их не просил никто. Единственным, кто подошёл ко мне и попросил мой росчерк пера, был Олег Басилашвили.

-Вы главный архитектор Сочи? – спросил он, подходя ко мне. -  Я неоднократно бывал в Сочи и просто очарован его природой и архитектурой. И главное, что он активно развивается, приумножая свои достоинства. И в этом, безусловно, и Ваша заслуга. Позвольте автограф.

Я расписался на обратной стороне его приглашения на торжества, и дал в ответ ещё свою визитную карточку с адресами и телефонами.

-О, это как раз кстати! Летом будущего года наш театр будет гастролировать у Вас в городе. И мы тогда сможем продолжить наше знакомстве, если Вы не возражаете.

-Какие возражения?! – воскликнул я. – Сочту за честь! Я Вам покажу в нашем городе то, что Вы никогда бы не увидели.

Он подвел меня к своей компании награждённых актёров, познакомил со всеми, и мы стали общаться. Но, про эти общения и многие другие, что состоялись у меня на этом банкете, я расскажу отдельно в главе «Бревно для Эльдара Рязанова».  

И вот, летом, как и обещал знаменитый актёр, Ленинградский академический театр имени Горького приехал на гастроли в Сочи. Спустя какое-то время, Олег позвонил мне, и мы встретились. Он познакомил меня со своей женой – Галиной, очень миловидной женщиной, общительной и, видно по всему, активной как в  жизни, так и в работе.

-Так что же Вы хотели мне показать, что я никогда бы не увидел сам? – улыбаясь спросил Олег, - Вы меня ещё в Москве этим заинтриговали. Хотя сразу хочу сказать, что меня трудно чем-либо удивить, так как я многое повидал в своей жизни.

-Я хотел бы показать Вам, если не возражаете, чайные плантации самого северного в мире чая, который произрастает только у нас в Сочи. И не только посмотреть, но и продегустировать его в специальных чайных домиках.

 -Вот это да! – воскликнул Олег. – Удивил, так удивил! Я ожидал чего угодно, только не это! Даже не предполагал, что в Сочи растёт чай.

-У нас имеется семь чайных совхозов и две чайные фабрики, объединённые в единую фирму «Краснодарский чай». Слышали о такой?

-Так это же мой любимый чай! – снова воскликнул Олег. – Но я думал, что он растёт в Краснодаре.

-В Краснодаре он бы вымерз!

-Тогда почему он называется «Краснодарским»?

-Так Сочи же расположен в Краснодарском крае!

И мы договорились, что, уточнив время, я повезу их завтра на своей служебной машине в Дагомысский совхоз на чайные плантации.

Вечером я созвонился с главным администратором этого комплекса, кстати, женой директора фирмы «Краснодарский чай», Героя Социалистического труда Штеймана У. Г., и попросил принять уважаемого гостя с отменным угощением в одном из чайных домиков. Мы, конечно же, порядком надоели ей со своими подобными просьбами, и она уже неоднократно нам отказывала, ссылаясь на плотный график посещения этих домиков иностранными гостями, который нарушать никак нельзя. Но, услышав фамилию Олега, который, к тому же, будет с женой, радостно ответила, что всё будет сделано по высшему разряду. Время прибытия – 12-00 дня. Просьба, не опаздывать.  Я позвонил Олегу в гостиницу, что выезд намечен на 10-00, чтобы успеть посмотреть плантации, да плюс – время в пути. И тоже просил не опаздывать, зная бытующую в театральных коллективах расхлябанность актёрской богемы.

На следующий день, кстати, солнечный и безветренный, я, будучи сам за рулём, подкатил к крыльцу гостиницы. Рядом на сидении – наш главный художник города Кириченко В. Н.  Супруги нас уже поджидали. Познакомив наших гостей с Кириченко и усадив их на заднее сидение, мы помчали в сторону Дагомыса. Наши извилистые дороги, с их крутыми спусками и подъёмами, непривычны для иногородних. А мы, проезжая по ним бесчисленное количество раз и зная каждый поворот и крутизну, спокойно и безопасно носились по ним с повышенной скоростью. Вдруг слышу сзади голос Олега:

-Вячеслав Сергеевич, а мы не разобьёмся? Такая скорость, что аж дух захватывает!

-Не волнуйтесь, Олег Валерьянович! Вас с супругой, как особо важных персон, я везу гораздо медленнее, чем мы сами обычно ездим по нашем дорогам.

Свернув с трассы, мы направились в сторону Солох-аула. Дорога стала хуже, и скорость, естественно, меньше. Впереди показалось небольшое плоскогорье с довольно сложным рельефом, где произрастали, характерные своей округлостью форм, чайные кусты.

-А вот и чайные плантации, - с гордостью в голосе заявил я. - Теперь мы поедем прямо туда, чтобы потрогать всё собственными руками.  

Я остановил машину на вершине одного из холмов, откуда открывался изумительный вид всей панорамы чайной плантации.

-Какая красота! – воскликнула наша гостья. – действительно, если бы не любезность Вячеслава Сергеевича, мы  всего этого очарования никогда бы не увидели! Правда, Олег?!

Невдалеке работало несколько чаесборщиков, в основном, женщин.

-А где же техника? – удивился Олег. – Хозяйство-то, вроде бы, передовое, а налицо ручной труд. Как же так?!

-Чай – особая культура! – сказал я. – И там, где его собирают вручную, он высочайшего качества. Достаточно допустить к сбору чайного листа машины, его качество резко падает. Например, знаменитый грузинский чай, после механизации его уборки, резко снизил своё качество. Он уже не пользуется спросом даже у нас в стране, а за рубежом и подавно!

-А в чём кроется причина такого положения?

-Хороший чай получается только тогда, когда собирается только по три крайних листочка с каждого молодого побега. Этого можно достигнуть только вручную. А машина бездумно стрижёт не только нужные молодые листочки, но и всё, что их окружает, включая веточки и сучки. Поэтому наш глава фирмы и выбирает чаепригодные земли на крутых склонах, куда фактически технику загнать нельзя. Хотя такие земли есть и в долинах. А чаесборщикам он платит за труд большие деньги. Эта профессия стала у нас дефицитной, не так-то просто попасть туда на работу! Зато два наших сорта «Краснодарский чай» и «Русский чай» - лучшие в стране! И они имеют огромный спрос за рубежом.

Наши гости с огромным удовольствие потрогали своими руками чайные кусты, наблюдали за быстротой и ловкостью рук чаесборщиков, посмотрели лёгкие павильоны, куда бригадиры доставляли собранные чайные листочки для предварительной просушки, и откуда затем вывозили его автотранспортом на местные чайные фабрики.

Затем мы поехали в комплекс чайных домиков, где принимают иностранных гостей и потчуют их чаем. Все домики построены из брёвен с красивыми резными наличниками в чисто русском национальном старинном стиле. У комплекса нас встретила сама «хозяйка» с двумя добрыми молодцами, которые преподнесли нашим гостям хлеб-соль. В первую очередь нам показали музей-выставку самоваров, собранных со всей России: от самых маленьких, до самых больших. Они были разной конструкции и конфигурации, а также различной технологией приготовления чая. Всего что-то около двухсот экземпляров.

В небольшом домике для нас уже был накрыт стол.

-Никакого спиртного! А только чай с пирогами. На столе – исключительно продукция наших совхозов. Ничего привозного! Фрукты, варенья и мёд – всё своё!

Далее хозяйка рассказала о том, как следует правильно заваривать чай. Только в фарфоровой посуде. Обязательно крутым кипятком. Его доверху не наливать. Поведала она также секрет о пропорции чайного листа и кипятка, и то, что чайник с заваркой и кипятком следует обязательно накрывать тёплым «петухом» на десять-пятнадцать минут. Гости слушали её как заворожённые. И когда свой рассказ она подкрепила «правильным» приготовлением чая, Олег вскочил из-за стола и воскликнул:

-Я такого чая ещё никогда не пробовал в своей жизни. Отныне буду пить чай только этих сортов и по предложенному нам рецепту!

Оказалось, что у Олега отменный аппетит. Жена не раз его одёргивала:

-Разве можно так много есть?! Побойся Бога! Ты и так весишь уже более ста килограмм!

-Так ведь вкусно же! – оправдывался Олег.

Весь обратный путь прошёл под «ах-и!» и «ох-и!» наших гостей. Они говорили без умолку. Олег рисовал картины своих будущих чаепитий, но уже по-новому рецепту.

За время нашего довольно продолжительного путешествия мы, конечно же, устали.  Поэтому, подъехав к гостиниц, мы отказались от предложения Олега продолжить нашу встречу в их номере.

-Вам нужно как следует отдохнуть перед спектаклем, и у нас ещё уйма работы! – сказал я.

-Будете в Ленинграде, звоните, заходите! Я тоже смогу показать и рассказать Вам  о том, что вы нигде не прочтёте и без меня не узнаете!

Мы тепло распрощались с нашими гостями и уехали.

И эта встреча с Олегом в Ленинграде всё же состоялась, хотя я в неё почти не верил. Так уж устроена наша жизнь, что желания – это одно, а выполнение их  зависит от множества  факторов, порой от нас не зависящих. Дело в том, что по роду своей деятельности я часто бывал в командировках в Краснодаре, нашем краевом центре, и в Москве. А Ленинград почему-то всегда оставался в стороне. Конечно, я там бывал там не раз, но очень редко. А тут, помог случай. Должен сказать, что моя дочь, Юлия, учась на архитектурном факультете Днепропетровского инженерно-строительного института, в это памятное лето была направлена на месячную студенческую практику в славный город на Неве. Они там жили в студенческом общежитии Ленинградского инженерно-строительного института и работали на новостройках города. Мы, конечно же, скучали по ней. А тут у меня возникла срочная командировка в Москву на неделю. И я решил все рабочие дни плотно поработать в столице, а на субботу и воскресенье съездить в Ленинград, и повидаться с дочерью. Причём, чтобы успеть в понедельник на работу, я должен был в воскресенье вечером вылететь в Сочи. Заодно, хотелось повидаться и с Олегом Басилашвили. Интересно, чем он хотел удивить меня в Ленинграде?

И вот, я «Стрелой» прибыл рано утром из Москвы в Ленинград. Конечно же, встречала меня дочь, чтобы мне не тратить попусту времени на поиски её пребывания в северной столице. После устройства в гостинице, за завтраком, мы стали обсуждать с дочерью наши совместные планы на предстоящие полутора суток моего пребывания в этом городе.

-А давай сначала позвоним Басилашвили, - предложила дочь, - и, в зависимости от того, когда он нас примет, откорректируем всё остальное.

Я набрал номер его квартирного телефона. Ответил женский голос.

-Доброе утро, - сказал я, - пригласите, пожалуйста, к телефону Олега Валериановича.

-А кто его спрашивает?

-Внуков Вячеслав Сергеевич, главный архитектор города Сочи.

-Вячеслав Сергеевич?! Рада слышать Ваш голос. Я – Галина. Откуда звоните?

-Я в Ленинграде вместе с дочерью Юлией.

-Очень хорошо! Олега сейчас нет дома. Он ещё не вернулся с ночных съёмок. Они вместе с Людмилой Гурченко снимаются у Эльдара Рязанова в новом фильме «Вокзал на двоих». Олег, безусловно, захочет с Вами встретиться.  А вы мне перезвоните через часик, и я сообщу Вам место и время встречи с ним.

И мы пошли гулять по Невскому проспекты. Ровно через час с автомата я повторил звонок.

-Олег очень устал и сейчас спит. А вечером у него весьма ответственный спектакль. Он потом Вам сам всё расскажет. Поэтому, приходите в БДТ им. Горького. Сегодня там будет премьера спектакля по пьесе Чехова «Дядя Ваня», где Олег исполняет главную роль. У администратора получите два пропуска-приглашения. А после спектакля обязательно заходите к нему в гримёрку. Там и наговоритесь вволю, так как в эту ночь у него никаких съёмок  не намечается.

Я поблагодарил Галину и повесил трубку. И мы с Юлей пошли гулять по знаменитому своей историей и архитектурой городу. Успели даже побывать в нашем любимом Русском музее. Стояла прекрасная погода. Была середина июня.

А вечером, даже на дальних подступах к театру целые группы страждущих гонялись за проходящими людьми с одним вопросом: «Нет ли лишнего билетика?».

В театре чувствовалась какая-то торжественно-праздничная атмосфера. Уйма народу. Мы заняли свои места. Вокруг и рядом многие сидели на приставных стульях, а то и просто на ступеньках амфитеатра. Остальные довольно плотно стояли вдоль стен. Мы купили программку. Состав исполнителей нас просто потряс: дядя Ваня – народный артист СССР Басилашвили,  профессор Серебряков – народный артист СССР Лебедев, его жена – заслуженная артистка РСФСР Малеванная, Астров – народный артист СССР Лавров и многие другие известные актёры!

Нет смысла пересказывать содержание пьесы. Оно общеизвестно. Кроме того, я не собираюсь писать что-то вроде рецензии на спектакль. Скажу просто – потрясающее зрелище! Особенно выделялся Олег: красивый и звучный голос, превосходная дикция, зажигательный темперамент! Особенно запомнилось сцена, когда взбешённый дядя Ваня стреляет из пистолета в профессора Серебрякова, а тот в испуге скользит спиной по торцу сценического портала и, приседая от страха, садится  на корточки. Басилащвили доминировал как в споре с Серебряковым, так и по накалу страстей. Нам никак не верилось, что вот с этим удивительным АКТЁРОМ будем общаться после спектакля!

Итак, спектакль окончен. Гром овации. Бесконечные вызовы актёров на поклон. Никто не покидает зал. Горы цветов! Одними из первых ушли мы. И только потому, чтобы не упустить Олега. Вошедши за кулисы, мы несколько растерялись. Это просто лабиринт какой-то. Все куда-то бегут, возбуждённые и какие-то отрешённые. На вопросы никто не отвечает как глухонемые. Наконец, мы увидели степенно идущего человека. Это оказался Кирилл Лавров.

  -Скажите, пожалуйста, как пройти в гримёрку Олега Басилашвили?

Он спокойно и обстоятельно пояснил все хитросплетения предстоящего извилистого пути. Мы побежали на второй этаж и нашли нужную нам дверь. Постучали. Никто не ответил. Мы постучали второй раз, уже посильнее. Опять молчание. Я потянул за ручку, и дверь открылась, но в комнатке никого не было.

-Неужели забыл про нас? – с явным огорчением спросила Юля.

-Этого не может быть! – уверенно заявил я – Будем ждать!

Мы ждали минут двадцать, но Олега не было. Я уже начал думать, что Юля права.

-Подождём ещё минут десять, - предложил я, - и если он не придёт, то мы уйдём.

Прошло ещё пятнадцать минут. Никого!

-Ну, что? – спросил я дочь. – Уходим?

-Уходим, - как-то робко и с сожалением согласилась она.

Мы развернулись и медленно двинулись по коридору искать выход из театра.

Вдруг сзади раздался до боли знакомый голос:

-Вячеслав Сергеевич! Я здесь!

Оглянувшись, я увидел буквально бегущего Олега в гриме и одеянии дяди Вани с подносом в руках, на котором виднелась бутылка, бокалы и много всяческой закуски.

-Извините ради Бога за непредвиденную задержку! В нашем артистическом буфете настоящее столпотворение! Очень много народу ринулось туда отпраздновать успех нашего спектакля. А поскольку в очереди стояли одни знаменитости, то меня, как одиночную знаменитость, без очереди просто не пропустили. Пришлось стоять! Ну, не мог же я, в самом деле, встретить Вас с пустыми руками после Вашего великолепного гостеприимства в Сочи. Тем более, что никто из нас, я надеюсь, никуда не спешит. Хотелось бы, без оглядки на часы, посидеть поговорить о жизни, о спектакле. И, Вы помните, я обещал Вас удивить одним событием. Оно состоялось прямо у Вас на глазах, но Вы ничего так и не заметили. И это прекрасно!

Мы подошли к его гримёрке. Я открыл дверь, пропуская Олега с подносом, затем вошли мы с Юлей. Я представил Олегу свою дочь. Он галантно поцеловал ей ручку. Юля зарделась как маковый цветок. Подумать только! Сам Олег Басилашвили поцеловал ей ручку! Не сон ли это?!

Его гримёрка представляла собой небольшую комнатку площадью, примерно, 12-14 квадратных метров со сводчатыми потолками, стены которой и даже потолок были расписаны какими-то закорючками.

-Это  автографы знаменитых посетителей, -  перехватив мой удивлённый взгляд, пояснил Олег. -  Поэтому я который год воюю с нашими хозяйственниками, которые всё время пытаются «освежить» новой побелкой эти стены. Только через мой труп!

-А кто с Вами в паре пользуется этой комнатой? – спросил я, показывая рукой на второй гримёрный стол и зеркало.

-Сейчас никто! – ответил он. – А раньше его занимал Сергей Юрский до тех пор, пока не переехал в Москву. И половина автографов на стенах – это тоже его. И я ничего не хочу менять. Пусть всё будет так, как было! Вы знаете, в душе-то я -  закоренелый консерватор. Юля, а тебя я прошу сервировать этот небольшой столик из того, что я принёс.

Все наши разговоры велись на фоне того, что Олег, снимая грим и отклеивая бороду с усами, нисколько не стесняясь нас. В их суматошной закулисной жизни это, видимо, обычное дело.

Наконец, он был готов к застолью,  а Юля закончила приготовление столика к трапезе. В центре его композицию украшала бутылка армянского коньяка, треугольником стояли три бокала, к ним три тарелочки с вилками и ножами. А остальное было заставлено с довольно большим вкусом всякой снедью.

-А ты молодец! Всё так красиво! Тебе нужно быть дизайнером.

-Зачем? – возразил я. – она уже без пяти минут архитектор. Сейчас здесь в Ленинграде проходит преддипломную практику.

-Значит, по стопам отца?

-И мамы тоже, - уточнил я.

-У нас уже начинает формироваться архитектурная династия, если учесть, что мамин папа, мой дедушка, тоже архитектор, - добавила Юля.   

За столиком велось много различных разговоров, всего не упомнишь. Да и не нужно заслонять мелочёвкой главного события, о котором поведал нам  Олег:

-Теперь, о нашем спектакле. Дело в том, что мы и Московский МХАТ поставили эту пьесу Чехова почти одновременно. Ну, и возник естественный интерес прессы и театральной общественности к этому факту. Начали смаковать: где лучше режиссура, чей актёр лучше исполняет ту или иную роль, есть ли отличия в трактовки пьесы и какие? Нас часто называют Ленинградским МХАТом. Но мы с эти категорически не согласны. Скажем так: мы не хуже МХАТа, но мы другие, со своим стилем, своей манерой и, если хотите, со своей философией. Мы отыграли три премьерных спектакля и… Тут случилось несчастье в полном смысле этого слова! Попал в больницу наш корифей – Лебедев, единственный исполнитель роли профессора Серебрякова. И случилось это прямо на спектакле! Помните ту сцену, когда дядя Ваня в минуты ярости выстрелил в профессора. Как и предписано пьесой, тот в испуге, закрыв глаза, скользит спиной по грани сценического портала сцены, садится на корточки и, в этом положении должен был продолжить со мной, то есть - дядей Ваней, диалог. Вместо этого, он неуклюже с корточек становиться на четвереньки и в буквальном смысле этого слова уползает со сцены. Я в недоумении. Что мне делать? Я стоял в растерянности! Но тут неожиданно дали занавес, и было объявлено, что, в связи с внезапной болезнью Лебедева, спектакль отменяется. Оказалось, что от предельно эмоционального напряжения он ослеп полностью. Его увезли в больницу. Обещали вернуть зрение, но запретили вообще появляться на сцене даже в небольших ролях. Возможный повторный рецидив будет уже необратим. На что Лебедев ответил: « Жизнь без сцены мне не нужна! Играть я всё равно буду, что бы потом не случилось!». Сказал и сделал! Сегодня он впервые после болезни вышел на сцену не вообще, а именно в той роли, исполняя которую попал в больницу. Это подвиг! Вообще, Лебедев – очень сильная натура! Когда сегодня я опять в роли дяди Вани нацелил на него пистолет, то чисто психологически долго не мог нажать на курок. А вдруг произойдёт то же самое?! И вот – выстрел! Он, скользя спиной по торцу портала, садится на корточки и…продолжает со мной диалог! Представляете себе мое состояние в этот момент! Вот то удивительное, что я хотел Вам рассказать.

Мы еще долго сидели, обсуждая спектакль и разговаривая на разные темы. Время пролетело незаметно. Мы очень удивились, когда, посмотрев на часы, зафиксировали время – четыре часа утра! А за окном так и не наступила ночная темнота, потому что в Ленинграде наступила пора знаменитых «Белых ночей». Было как раз 22 июня! Мы поблагодарили Олега за тёплый приём, и пошли с Юлей ко мне в гостиницу.

Вскоре мне пришлось покинуть Сочи и переехать в Днепропетровск. Больше с Олегом мы не встречались. Но эти три встречи я запомнил на всю свою жизнь.