Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 01:21
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.С. Внуков "Двадцать три года на курорте" - Глава 18. Просьба Алисы Фрейндлих
Глава 18. ПРОСЬБА АЛИСЫ ФРЕЙНДЛИХ.

Алиса Бруновна Фрейндлих – одна из самых моих любимых актрис. Я её видел многократно как на экране, так и на театральной сцене. Великая актриса! Но  я даже представить себе не мог, что мне доведётся быть у неё в компании с актёрами их театра, сидеть за одним столом, разговаривать с нею и слушать актёрские байки…

Любая история имеет длинный шлейф предшествующих событий. Так и здесь. Начало событий – далёкий и по времени,  и по расстоянию - город Новосибирск, где я ещё учился в средней школе. Время было послевоенное. Трудное. Но, в душе у каждого была радость и гордость гражданина страны-победителя! Я, как и многие мои сверстники, мечтал быть актёром. Несмотря на то, что был страшно худой, невзрачный, нескладный. К тому же, ещё и заикался! Меня даже с 4-го по 6-й классы освобождали от устных экзаменов. Когда у нас в семье заходил разговор о моей мечте, то мама, всплеснув руками, сокрушённо говорила:

-Ну, какой из тебя актёр?! Ты посмотри на себя в зеркало. Кого ты можешь играть? Разве что пленных немцев. Зимой.

Такие оценки моей перспективы сильно охлаждали мой пыл. Но я всё же поступил в драмкружок городского дворца пионеров. Во-первых, чтобы проверить свои способности, а во-вторых, избавиться от заикания. В нашем кружке, которым руководил  ведущий комик местного ТЮЗа  Михаил Альфредович Бибер, было много способной молодёжи, многое их которых в последующем стали профессиональными актёрами. Я не буду касаться работы этого кружка, так как не это тема нашего разговора. Отмечу только одно: там, среди прочих, был Валентин Кузин, десятиклассник. Но выглядел он гораздо старше своих лет. Имел уже сложившийся мужской голос нижнего регистра. Имел солидный вид. Носил военную форму, видимо, отцовскую, но уже без знаков отличия. И, что самое интересное, страшно заикался. Но стоило ему только выйти на сцену, как заикание куда-то исчезало. В итоге, он – стал профессиональным актёром, а я пошел учиться в технический ВУЗ. Пути наши разошлись. И я больше никогда ничего даже не слышал о нем.

И вот к нам в Сочи приехал на гастроли Ленинградский театр им. Ленсовета с блистательной Алисой Фрейнлих. Как истинный театрал, я купил билеты на все постановки их репертуара. Первый спектакль, который я посмотрел, назывался - «Укрощение строптивой», с нею в главной роли. Слов нет, чтобы передать свой восторг от этого зрелища. Второй -  ничего мне не говорящее название - «Королёва из провинции». Судя по программке, которую я бегло просмотрел, Фрейндлих исполняла в спектакле роль судьи в маленьком провинциальном городке. Каково впечатление будет на этот раз?

 И вот – гаснет свет, открывается занавес, сцена пуста. После небольшой паузы, появляется солидный мужчина с большими залысинами на голове, мясистым носом, капризно приспущенными уголками рта, в роговых очках. Он бросает деловую папку на стол и, подойдя  к телефону, начинает что-то говорит до ужаса знакомым голосом…Господи! Да это же Валька Кузин! Тот самый, что посещал вместе со мной драмкружок в Новосибирском Дворце пионеров! Не может этого быть! Смотрю программку, подсвечивая текст маленьком фонариком. Так и есть! Роль областного прокурора исполняет В. Кузин. Сердце сильно забилось! Нужно с ним обязательно встретиться.

В первом же антракте побежал за кулисы. А вот и он, стоя  у окна, курит. Подхожу.

-Здравствуй, Валя. Не узнаёшь?

-А кого я, собственно, должен узнать?

-Помнишь, - говорю, - Новосибирск. Дворец пионеров. Драмкружок. Бибера, Витю Родина, Никольского, Грушевского, Иру Гуревич…

-Всё это я хорошо помню. Ну, а Вы то кто? Уж не Ира ли Гуревич? – улыбаясь произнёс  он.

-А я – Слава. Мальчик, который заикался, и поэтому ему давали бессловесные роли. И еще он хорошо играл на фортепиано.

-Ах, Слава! – воскликнул он. – Конечно же, помню! Ты так изменился, что тебя сразу и не узнать! Ты что здесь в Сочи делаешь? Отдыхаешь?

-Нет. Я здесь живу и работаю.

-Где?

-Я – главный архитектор города.

-Ничего себе! – присвистнул он. – Ну, ты даёшь!

В это время прозвенел звонок, известивший о завершении антракта. Я заторопился и сказал:

-Хотелось бы встретиться. Поговорить. Вот тебе мой служебный номер телефона. Если надумаешь, позвони.

-Обязательно! – ответил он.

И мы разбежались -  каждый по своим местам.

Гастроли театра подходили к концу. Звонка от Кузина так и не было. Я был в театре столько раз, сколько они привезли постановок. Но за кулисы больше не ходил, так как не люблю навязываться кому-либо. Однако, звонок всё же последовал.

-Слава, - прозвучал голос Кузина. – У меня к тебе просьба. Завтра, в пятницу, мы играем последний спектакль. И сразу же поздно вечером поездом «Северная Пальмира» выезжаем в Ленинград, потому что с понедельника у нас там открывается театральный сезон. Но, наша прима – Фрейндлих – хотела бы задержаться в Сочи ещё на пару дней, чтобы продлить купальный сезон. И вечером в воскресенье хотела бы улететь в Ленинград. Но билетов нет. Может быть, ты поможешь ей?

-А что вы тянули с этим делом до последнего дня?!  В конце августа всегда наблюдается массовый отъезд из Сочи. Студенты, родители с детьми, преподаватели всех рангов спешат успеть к началу учебного года. К этому времени все билеты, как правило, бывают проданы. Если только удастся заполучить бронь горкома или исполкома.

-Она и туда обращалась. Но ей ответили, что вся бронь давно исчерпана.

-Вот видишь! Значит, дело – труба!

-Но, может быть, ты попробуешь по своим каналам?

-Да, нет у меня никаких своих каналов. Я же не на транспорте работаю!

 -Я знаю – в исполкоме. Может,  поспрашиваешь?

 -Ты же сам говоришь, что бронь исполкома давно исчерпана.

-Но я тебя прошу! Это же Фрейндлих!

-Хорошо, - сдался я, - попробую. Но не гарантирую. Только для этого мне нужен её паспорт.

-Зачем? – удивился Валентин.

-А потому, что авиабилеты именные. А, следовательно, заполняются и продаются только по паспорту.

-У меня, конечно же, её паспорта нет. Я тебе перезвоню через полчасика. Хорошо?

Минут через двадцать я снова услышал в трубке голос Кузина;

-Всё в порядке. Её паспорт у меня. Куда тебе его принести?

-Подходи к зданию Морского вокзала минут через двадцать. Там расположены кассы предварительной продажи авиабилетов. Там и прозондируем почву.

Через двадцать минут я был уже на месте. Вальки Кузина нигде не было видно. Наконец, я увидел три фигуры, спускающиеся ко мне с горки. Первая – это точно Кузин, во второй я узнал очень знакомого по спектаклям заслуженного артиста РСФСР Равиковича, блистательного комического актёра. А между ними шла фигура небольшого роста, худощавая, то ли парень, то ли девушка. На ней были надеты джинсы, босоножки на низком каблуке, то ли кофта, то ли рубашка непонятного цвета. На голове лёгкая курортная шапочка с козырьком, а на шее несколько нитей с бусами оригинальной формы и расцветки, где между ними виднелся и массивный металлический крест. На Фрейндлих не похожа. Но тогда – где же она? Фигуры подошли ко мне вплотную. Мы взаимно поприветствовали друг друга кивками голов. Кузин, показав на чудаковатого подростка, представил:

-Познакомься, это Алиса Бруновна Фрейндлих, я рядом – её партнёр по сцене – Равикович. – и, глядя на меня, добавил.- А это наш спаситель, главный архитектор города Сочи Внуков Вячеслав Сергеевич. Мой друг детства.    

Она сняла тёмные очки, и я сразу же узнал знакомые черты лица великой актрисы. Мы обменялись рукопожатиями.

-Ну, спаситель – это уж слишком. Просто – пытающийся спасти. А что касается экстерьера, - обращаясь к актрисе, сказал я, - то Вас в этом наряде просто не узнать!

-Это хорошо. А то проходу не будет. Так Вы поможете?

-Во всяком случае, попытаюсь

Я взял у неё паспорт, деньги и, оставив их всех в зале ожидания, исчез за дверью начальника билетных касс. Мы с ним были знакомы давным-давно. На мою просьбу он прореагировал оригинально – покрутил пальцем у виска. Тогда я более подробно объяснил ему причины этой просьбы. Он взял паспорт Алисы и, просмотрев его, сказал:

-Так никакая это не Фрейндлих, а Влидимирова Алиса Бруновна!

-Правильно! Это по мужу, главному режиссёру театра. А Фрейндлих – это её девичья фамилия по отцу – народному артисту СССР Фрейндлих  Бруно Артуровичу. На сцене она выступает именно под этой фамилией.

-Ну, хорошо. Придётся обзвонить все авиакассы на побережье. А вдруг кто-то сдал билет на нужный нам рейс. Только это займёт много времени.

-А я не тороплюсь.  

Почти час длилась вся эта процедура. И никакого результата. Начальник развёл руками.

-Без билета я не уйду! – решительно сказал я, и снова сел на стул. – Это же Фрейндлих!!!

Начальник вызвал своего заместителя:

-Давай вспоминай, - сказал он ему, - какие есть неофициальные брони, помимо официальных.

-А Вы звонили в аэропорт?

-Глухо как в танке.

-А в техническую службу аэродрома?

-А кому там звонить?

-Начальнику. Он иногда имеет неофициальную бронь на некоторые рейсы.

Позвонили. Оказалось, что есть одно свободное место на нужный нам рейс. Я так вскочил с места от радости, что опрокинул стул. Начальник тут же запросил эту бронь, и выписал билет.

Сердечно поблагодарив всех, кто занимался этой процедурой по моей просьбе, я вышел с документами в руках. Но, моё лицо от усталости и перенапряжения не выражало никаких эмоций. Так со скучным лицом я и подошёл к ожидавшей меня компании актёров.  

-Ну, что? Ничего не получилось? - с безнадёжностью в голосе спросили меня Алиса Бруновна.

-Почему не получилось?! Вот билет, паспорт и сдача.

-Неужели?! – воскликнула она. – Значит, у меня ещё два дня отдыха на побережье! Это же здорово!  Как Вам удалось? Горком не мог, горисполком не смог, а Вы смогли! Как? Вы что – самый главный в городе?

-Нет, далеко не самый главный. Но я люблю театр и боготворю Алису Фрейнлих!

-Спасибо огромное!  Не знаю, чем Вас и отблагодарить. Сегодня четверг. Считаем, что у Вас уже закончился рабочий день. Давайте все вместе пойдём ко мне в гостиницу отметить это событие. А это, действительно, событие!

-Почему «идем!»? – спросил я. – Едем.

И, усадив всех в свою служебную машину, мы подъехали к гостинице «Ленинград». Отпуская шофёра, я попросил его позвонить ко мне домой и сообщить, что я немного задержусь, и чтобы жена с дочерью ужинали без меня.

Мы поднялись в двухкомнатный люкс, который занимала актриса, и стали располагаться в просторной гостиной. Алиса Бруновна куда-то позвонила, и сразу же захлопали двери её номера. Входили известные и малоизвестные актёры и актрисы, что-то приносили, что-то уносили, двигали стол, расставляя на нем нехитрую снедь и бутылки. Наконец, всё было готово, и мы расселись за столом. Рядом от меня слева – Кузин, справа – Равикович. Какой он был прекрасный тамада! Анекдоты, шутки, какие-то сатирические куплеты и актёрские байки сыпались из него, как из рога изобилия. Смеялись все до слёз, до коликов. Наконец слово взяла хозяйка номера:

-Сегодня мы собрались по поводу того, что благодаря нашему гостю, я имею возможность ещё целых два дня продлить своё пребывание в этом чудном уголке земли! Это было трудно, но Вячеслав Сергеевич Внуков, главный архитектор города, как истинный волшебник сотворил это чудо! И я эту его услугу не забуду до конца своих дней! За него, за его успехи, за его здоровье!

Все вяло зааплодировали и дружно выпили. Дольше всех аплодировала сама Фрейндлих. За столом не велось каких-то программных и серьёзных разговоров. Был просто обычный «трёп» на житейские и бытовые темы. За это время Валька поведал мне свою грустную историю долгого скитания по провинциальным театрам, с их неустроенным бытом и безденежьем, пока его не заметили и пригласили в Ленинград. Сейчас он уже серьёзно занят в репертуаре этого прославленного театра.

Следует отметить, что Алиса Бруновна зорко следила за тем, чтобы моя тарелка и рюмка не были пустыми. Время от времени она молча  подкладывала туда что-нибудь вкусное. С ней мы перекидывались лишь изредка отдельными фразами. Характерно, что за столом она вела себя как равная среди равных. Никаких симптомов звёздной болезни! Да и говорила она меньше других. Больше слушала.    

Так незаметно и очень интересно пролетело часа три. Меня уже, наверное, заждались дома. Дочь, например, никогда не ляжет спать без меня, так как укладываю в кроватку её традиционно только я с игровым ритуалом и бесконечной сказочкой про Машеньку! Поэтому я встал, поблагодарил собравшихся за оказанный мне тёплый приём, и направился к выходу.

-Подождите! – сказала Алиса Бруновна, - мы все пойдём Вас провожать!

Пошли, правда, не все, а шесть человек, включая саму хозяйку, Равиковича и Кузина. Мы неспешно пошли по приморской набережной. Я рассказывал им о перспективах её расширения и застройки. Отвечал на вопросы. Затем, пройдя мимо кинотеатра «Спутник», мы вышли на набережную реки Сочи, где у пешеходного мостика через неё, распрощались.

-Я эту вашу услугу буду помнить всю свою жизнь! – сказала мне Алиса Бруновна на прощанье.

Прошло два или три года. Я прибыл в Москву как участник заседания объединённого пленума творческих Союзов. Никогда в жизни я не видел одновременно столько знаменитостей! Актёры кино и театров, известные писатели, композиторы, музыканты, художники, артисты эстрады и архитекторы. И вот, до начала открытия пленума, идя  по фойе, я увидел: сидящую в кресле у окна Алису Фрейндлих . Я обрадовался, и решил подойти.

-Здравствуйте, Алиса Бруновна, - радостно произнёс я.

-Здравствуйте, - холодно и с недоумением ответила она.

-Вы меня не узнаёте? – спрашиваю. – Я из Сочи.

-Ну и что?! – с раздражением сказала она. – А я из Ленинграда!

Ясно, что она меня не узнала. Вести далее разговор в таком тоне я не хотел. Да и не в моих правилах настойчиво навязывать свое присутствие.

-Извините, - тихо сказал я и продолжил свой путь в зал заседаний.

А ведь говорила, что меня и мою услугу не забудет до конца своих дней!