Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Понедельник, 05.12.2016, 17:36
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.С. Внуков "Двадцать три года на курорте" - Глава 21. Совместная поездка с английским писателе
Глава 21. СОВМЕСТНАЯ ПОЕЗДКА С АНГЛИЙСКИМ ПИСАТЕЛЕМ.

Эта история произошла в ноябре 1984 года. Но неожиданное и забавное продолжение она имела в 1987 году, когда я уже жил и работал в Днепропетровске. Поэтому я позволю себе начать с конца. Так будет лучше и понятнее излагать и воспринимать события.

Тогда в Днепропетроске был заведён такой порядок, что все ответственные работники партийных и советских органов, а также руководители крупнейших предприятий и организаций областного центра обязаны были не реже одного раза в год проходить медицинское обследование в так называемой «Лечкомиссии». Каждый пациент в течение двух недель размещался в её стационаре, где проходил полный курс обследования и, если требовалось, лечения. Такие процедуры принимал и я осенью 1987 года. Меня разместили в двухместной палате вместе с известным в наших краях академиком Потураевым. Он оказался очень милым и интересным человеком, а также приятным собеседником.

Однажды он предложил мне вместо обязательного по режиму дневного сна посмотреть по телевизору передачу «Даррелл  в России». Я, честно говоря, очень хотел спать, и, особо не вникая в тему, отказался.

-Вы не хотите смотреть передачу о Даррелле? – удивился Потураев. – Это же такая знаменитость! Неужели Вы не читали его книг и никогда не слышали о нём?

-Не читал и не слышал, - сквозь обуревавший меня сон, позёвывая, ответил я, чтобы поставить точку в намечавшейся дискуссии.

Потураев пожал плечами и покачал головой. Затем он обратился ко мне с просьбой:

-Тогда не будете ли Вы возражать, если я всё же посмотрю эту передачу, убрав до минимума звук?

-Это - пожалуйста! Сколько хотите! Вы мне мешать не будете,– ответил я, уже проваливаясь в глубокий сон.

Проснувшись, я увидел счастливое лицо Потураева, сидящего за письменным столом и что-то писавшего. Увидев, что я проснулся, он воскликнул:

-Эх, Вы – соня! Проспать такую передачу!

-Зато я выспался.

-Да как Вы можете такое говорить?! Даррелл – это великий учёный, писатель и путешественник. Он автор более тридцати книг, которые популярны во всём мире. Он создал уникальный зоопарк исчезающих видов животных. Три года назад он снял многосерийный телефильм о своём путешествии по России! – продолжал просвещать меня мой сосед.

-Ах, так  это Вы о Джеральде Даррелле?! – невозмутимо сказал я. – Конечно же, я его знаю. Более того, я с ним знаком лично. Причём, не только встречался, но и сопровождал его в поездке вместе со съемочной группой до Кавказского государственного заповедника.

Глаза Потураева стали почти круглыми, затем сузились до щелочек. Он встал, прошёлся по комнате, и, резко повернувшись ко мне, произнёс:

-Разрешите, Вячеслав Сергеевич, Вам не поверить! То Вы заявляете, что совсем его не знаете, то, вдруг, утверждаете, что он чуть ли не Ваш друг! Признаться, такого от Вас я не ожидал!

Я ничего не ответил. Просто снял телефонную трубку и позвонил домой жене:

-Люда! Ты вроде как собиралась сегодня вечером меня навестить. Придёшь? Очень хорошо! У меня к тебе просьба: захвати с собой из моего архива фотографию, где я стою и беседую с Дарреллом и его молодой супругой. Хорошо? Только не забудь!

Потураев смотрел на меня в полнейшем недоумении. Ну не может же враньё достигать таких вершин!

Когда фотография оказалась у меня в руках, я показал её Потураеву. Тот долго смотрел, вертел в руках, что-то внимательно рассматривая, и, наконец, глухо произнёс:

-Да, это он! Вне всякого сомнения. Прошу меня простить за подозрения и поздравить Вас с таким знакомством! Я Вам искренне завидую. Но как же Вы могли забыли такое незабываемоё СОБЫТИЕ?!

-Да ничего я не забыл. Просто слушал Вас не совсем внимательно в полудрёме…

И тут я рассказал ему всю эту необычную историю

……………………………………………………………………………………………………...

В один из дней ноября 1984 года только что избранный новый мэр города Сочи - Моляренко, позвонив по внутренней связи, попросил меня срочно зайти к нему. Обычно (по обыденным вопросам) он давал поручения, задавал вопросы или требовал разъяснений только по телефону, без вызова меня в свой кабинет. «Значит, что-то важное!» - подумал я и не ошибся.

-Тут из Москвы пришла информация, - сказал он, как только я вошёл, - что завтра к нам приезжает знаменитый английский путешественник, писатель и зоолог Джеральд Даррелл. С ним вместе прибывает группа киношников для съемки фрагментов своей будущей многосерийной ленты «Даррелл в России». Нам нужно  уделить ему максимум внимания и содействия. Всеми вопросами его встречи размещения и питания займётся отдел внешних связей. Завтра в малом зале приёма иностранных гостей мы должны его принять. За мной – приветственное слово. А ты, как обычно, расскажешь о городе и перспективах его развития. Далее – непринуждённая беседа с взаимными вопросами и ответами. А послезавтра он вместе со всей своей группой выезжает  в Государственный Кавказский заповедник. До Красной Поляны через Адлер будешь сопровождать его ты. Сделай так, чтобы в дороге он не скучал, так как путь продолжительный. А там вас встретят работники заповедника, и уже они будут сопровождать его далее, а ты возвращайся обратно.

Нужно сказать, что зал для приёма иностранных гостей был хорошо оформлен и оборудован. Максимальная его вместимость для гостей – до ста мест.  Не было традиционного стола президиума и трибуны для выступлений. Вместо них – небольшой столик для принимающих на три-четыре кресла. А рядом изящная тумба с рычагами и кнопками управления для показа демонстрационного материала. За спиной принимающей стороны на стене была расположена схема-карта Большого Сочи, где с пульта управления можно высветить те фрагменты показа и условные обозначения, о которых идёт речь. По периметру всего зала в виде фриза размещались иллюстрации как по истории курорта, так и о его настоящем и будущим. Всё это сообщение было рассчитано по времени на сорок-сорок пять минут. И. как всегда оно слушалось и воспринималось с большим интересов всеми, без исключения, иностранными делегациями. Иногда такое сообщение делал сам мэр, но, в основном, этот рассказ поручалось делать мне.

И хотя я всё это знал достаточно хорошо, тем не менее,  всегда приходил чуть раньше, чтобы проверить готовность оборудования, чтобы не было сбоев.

В точно назначенное время распахнулась дверь, и в зал вошёл Джеральд Даррелл с сопровождавшими его лицами, мэр города Маляренко и начальник отдела внешних связей Ярыш с переводчиком, которые встречали гостей у входа в здание исполкома. Мэр представил Дарреллу меня и попросил всех по удобнее рассаживаться.

Даррелл оказался выше среднего роста, довольно грузным по комплекции.   Передвигался степенно, неторопливо, опираясь на массивную трость. Говорил медленно и тихо. Смотреть на него было очень интересно. Самое удивительное в облике учёного и писателя – это его глаза: спокойные, внимательные, выразительные. Они смотрели на мир с какой-то детской наивностью, непосредственностью и восторгом. Внешне он выглядел, как потом я выяснил, значительно старше своих лет. Его спутницу мы вначале приняли за дочь, настолько она была моложе. Производила впечатление скорее секретаря, сотрудницы, коллеги, чем жены. Но она и была в то же время его КОЛЛЕГОЙ. Было явно видно, что она опекает своего немолодого супруга, во всём ему помогает, участвует во все его делах и поездках.

Далее встреча прошла по давно «накатанному» сценарию: мэр выступил с приветственным словом, я с воодушевлением рассказал о городе и его перспективах, беседа прошла формально и быстро закончилась. Всё вместе взятое продолжалось не более часа.        

Главное и интересное было на следующий день во время поездки…

Рано утром следующего дня мы отправились в путь на двух машинах: в «Волге» -   ехали Даррелл с супругой и переводчиком   на заднем сидении и я – рядом с шофёром, и в микроавтобусе – его съемочная группа вместе с аппаратурой. Все 25 километров от центра Сочи до Адлерского аэропорта я непрерывно рассказывал о нашем городе с показом всего того, что попадалось на пути. Все спутники слушали меня очень внимательно (вернее своего переводчика, который переводил мой рассказ), и только изредка задавали уточняющие вопросы. Как только мы проехали аэропорт и углубились в долину реки Мзымты, интерес к моему рассказу резко упал. Я понял, что в природе Даррелл разбирается лучше меня. И сразу же переменил тему разговора: теперь я задавал вопросы о жизни и деятельности УЧЁНОГО, и с интересом слушал ответы через переводчика. На вопросы отвечали наперебой оба, но более активной была всё же его жена. Трудно было поверить, что за спиной этого «вечного мальчика» было отнюдь не спокойное, беззаботное детство. Мать Джеральда Луиза рано овдовела, оставшись с четырьмя детьми на руках. Джеральд  был самым младшим. И вся его дальнейшая жизнь была далеко не безоблачной. Каждодневная работа на износ, изматывающие экспедиции, книги, радио и телевидение, съемки фильмов. Удивительно, как Даррелл мог выдерживать такой бешеный темп жизни на протяжении многих лет. А если прибавить к этому болезни и последствия многочисленных травм, то становится понятно, что отпущенный ему срок – просто подарок природы, той самой, спасению которой он отдавал все свои силы. Его постоянно мучили приступы малярии. И всю жизнь он трудился и творил, был верен одной, но пламенной страсти – спасти живую ПРИРОДУ.

На этом отрезке пути по просьбе Даррелла мы сделали добрый десяток остановок, во время которых съемочная группа по его указаниям проводила съемки красивейших участков пути: как панорам, так и отдельных фрагментов. Я поражался тому, как точно и чутко Даррелл определял эти места с первого взгляда. Именно их же мы, побывавшие там много раз, обычно показываем гостям города-курорта. Поразительное чутьё!

За разговорами и съёмками три с половиной часа пути до Красной Поляны пролетели незаметно. Там нас, как и намечалось, встречала группа работников Кавказского государственного заповедника  на двух вездеходах и нескольких осёдланных лошадях. Дальнейшее передвижение резко осложнялось, и знающие люди хорошо подготовились на случай всяких непредвиденных обстоятельств.

Мы стали прощаться и желать друг другу дальнейшего удачного пути. Даррелл лично пожал мне руку и через переводчика передал благодарность за интересный рассказ о городе и приятное сопровождения. И мы разъехались в разные стороны…

НЕБОЛЬШОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Джеральд Даррелл умер в 1995 году в госпитале на острове Джерси, рядом со своим зоопарком, за две недели до смерти успев отпраздновать своё 75-летие. Так и не сумев ужиться с чужой печенью, пересаженной ему годом раньше.

Даррелл был не просто учёным. Не просто писателем. Не просто путешественником. Это был защитник всего живого – и, в первую очередь, души человеческой. Он мечтал, чтобы мы стали немножко добрее к окружающему нас миру – миру, так прекрасно описанному им с своих книгах и запечатленному в кинофильмах.