Фотографии Сочи. Фильмы о Сочи. Авторский блог
Воскресенье, 11.12.2016, 14:52
RSS
Меню сайта
Поиск
Теги
Сочи (101)
Статистика


Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

 В.С. Внуков "Двадцать три года на курорте" - Глава 23. Где и как отдыхают сочинцы
Глава 23. ГДЕ И КАК ОТДЫХАЮТ СОЧИНЦЫ.

Подавляющее большинство граждан СССР мечтали об отдыхе и лечении в Сочи, лучшем по тем  временам  курорте нашей страны. Но далеко не всем это удавалось по целому ряду причин. Мне часто задавали довольно резонный вопрос: а где же тогда отдыхают сами сочинцы? Неужели с Сочи? Или едут на ХУДШИЕ курорты? Где же тогда логика?

Вопрос не такой простой, как кажется на первый взгляд. И ответить на него односложно нельзя. Но я попробую.

Во-первых, классным специалистам и ответственным работникам никак нельзя отдыхать в том городе, котором они живут. Их легко отозвать из отпуска в случае необходимости, особенно в разгар курортного сезона, когда так не хватает кадров и возникает масса проблем. А такая практика, к сожалению, существовала, когда ломается законный отпуск человека, кем бы он ни был. Я всего этого не знал и дважды попадался на эту удочку. Первый раз, когда мне дали льготную путёвку в престижный санаторий «Россия» в Сочи. За день до размещения там, я побывал в своём будущем одноместном номере. Увидев, что туда проводят телефон и устанавливают новый телевизор, я даже умилился такому дополнительному комфорту, который мне предоставляли. А оказалось, что телефон установили по распоряжению председателя горисполкома, чтобы вызывать меня на различного рода совещания и заседания, а также оперативно отвечать на возникающие вопросы. Так оно и случилось! Какой же это отпуск?! Второй раз я сам тайно устроился на отдых в малоизвестный санаторий «Рыбак Заполярья», что расположен в Адлере, взяв слово у дирекции здравницы, что я буду отдыхать там инкогнито. И чтобы никому об этом - ни слова! Но тайна продержалась ровно неделю. Первыми меня «достали» заказчики, а ещё через неделю -  проектировщики с вопросами и согласованиями, ну а уж потом и вовсе председатель горисполкома взял да и отозвал меня из отпуска ввиду «чрезвычайной необходимости». Тогда я поклялся больше в Сочи никогда не отдыхать!

Во-вторых, уезжают на отдых те сочинцы, которым нужно параллельно с отдыхом ещё и лечиться. Поскольку наша знаменитая «Мацеста» вовсе не является панацеей от всех болезней. Есть заболевания, которые лечатся только в Трускавце, Ессентуках, Миргороде, Саки, Арзни, Одессе и других курортах. Лично я три года подряд лечился в Ессентуках, а Люда несколько раз побывала в Трускавце.

В-третьих, нужно хорошо знать и учитывать специфику работы города-курорта Сочи. Дело в том, что в разгар курортного сезона, когда людские ресурсы обслуживающего персонала задействованы все до предела, в отпуск практически мало кого пускают. Значит,  для них отдых возможен только зимой, поздней осенью или ранней весной, когда на курорте относительное затишье. А что делать зимой в Сочи, когда сыро, холодно и льют дожди? Очень многие сочинцы предпочитают отдых зимой там, где морозно и есть снег, чтобы покататься на лыжах, санках, коньках, а кое-кто и на горных лыжах. Мы тоже часто отдыхали зимой, уезжая в Подмосковье. Юлю, когда стала школьницей, обязательно брали с собой, где от снега, санок и просто зимнего отдыха она была в диком восторге.

В-четвёртых, для многих людей (и сочинцев в том числе) чисто психологически очень важен отдых с полной сменой обстановки и аккумуляцией свежих впечатлений. Без всего этого, считают они, нет полноценного отдыха. Поэтому многие предпочитают активный отдых в виде туристических поездок по маршрутам, проходящим как по городам СССР, так и за рубежом. Это и наш любимый вид отдыха, к которому мы часто прибегали!

В-пятых, есть, конечно, и такие сочинцы, которые почти безвыездно отдыхают у себя в городе. Это, в основном, пенсионеры, имеющие там и квартиру и дачу. Летом живут на своей даче среди обилия овощей и фруктов, сдавая свою городскую квартиру неорганизованным отдыхающим. А зимуют в своей квартире. Ничего другого они не видят, да и не хотят видеть. На море почти не ходят. Надоело! А кое-кому и здоровье уже не позволяет. Некоторые даже бравируют этим, заявляя где-то в конце августа, что в это году они ещё на море не были! Такой «отдых» мы не признаём, тем более, что у нас никогда не было дачи, а квартиру мы никогда никому не сдавали.

Когда Юля была маленькая, то мы отдыхали без неё, передавая дочурку на попечение наших родителей, которые могли приехать в этот период в Сочи. А они это делали с большим удовольствием, так как безумно любили свою внучку.

В свой первый же трудовой отпуск, после переезда в Сочи, мы решили отдохнуть в Гаграх. К тому времени мы ещё не накопили денег на что-то большее. А нам, как членам Союза архитекторов, в дома творчества путёвки полагались со скидкой. Это нас устраивало. В самом начале нашего отдыха соседи по столику в столовой – известный художник из Ленинграда с супругой -  как старшие по возрасту взяли над нами как бы шефство. Опекали нас, наставляли, вразумляли. Однажды они спросили нас:

-А вы билеты на обратный путь уже взяли?

-Нет ещё.

-А вы знаете, как отсюда трудно уехать? Завтра же с утра идите в кассу, займите очередь и купите билеты. Если пропустишь срок, можно застрять здесь надолго.

-Да мы успеем, не волнуйтесь! – беспечно ответили мы.

-Нет, вы просто не понимаете всей серьёзности ситуации, - настаивал художник. – Кстати, а откуда вы?

-Из Сочи.

-Как из Сочи? Вы там тоже отдыхали?

-Нет, мы там живём и работаем.

-Из Сочи приехали отдыхать в Гагры?! Ха-ха-ха! Это невероятно! – воскликнул он.

-Почему невероятно? Вы же, ленинградцы, отдыхаете в Зеленогорске, а москвачи – в Суханово, и ничего невероятного в этом не видите. А почему  сочинцы не могут отдыхать в Гаграх?

Через две недели родители Люды на электричке привезли к нам Юлю на свидание, так как она без нас очень скучала. Юля просто повисла на нас с Людой прямо на перроне. Уезжать не хотела. Но когда мы дали честное слово, что скоро вернёмся, она согласилась и уехала.

Нечто подобное повторилось и во время нашего с Людой круиза на теплоходе «Абхазия» по Чёрному морю. Маршрут такой: Сочи – Севастополь – Одесса – Ялта – Батуми – Сухуми – Сочи. Мы получили массу удовольствия и впечатлений. Юля же опять осталась дома с родителями Люды. Очень скучала. И когда увидела нас, сходящими по трапу с теплохода, просто рвалась к нам, сидя на руках у тестя, который её еле удерживал. Опять подолгу висела у нас с женой на шее по очереди, прижавшись всем тельцем к нам, и молчала. Домой шли пешком, нагруженные  чемоданами. Мы жили недалеко от морпорта. Юля шла со мною рядом, держась за ручку самого большого чемодана.  

Мы, в отличие от многих сочинцев, имели возможность отдыхать в домах творчества архитекторов: в «Суханово» под Москвой, в «Зеленогорске» под Ленинградом, в «Дзинтари» под Ригой и в Гаграх. И мы побывали везде. Кроме отдыха, нам удалось побывать там же на различного рода семинарах и курсах по повышению квалификации, которые проводились, как правило, зимой.

У читателя может сложиться впечатление, что мы с женой во всю отдыхали, а наша дочка сидела дома с теми или иными бабушками и дедушками и только тосковала по своим родителям. Да, так оно и было, но только до тех пор, пока девочка посещала ясли и детский садик. Как только Юля пошла в школу, положение резко изменилось. Где-то, через год или два мне удалось определить её на сезон в лучший пионерский лагерь России – «Орлёнок», что расположен под Джубгой в нашем Краснодарском крае. Если «Артек» - был лучшей всесоюзной детской здравницей, то «Орлёнок» - был тогда лучшей всероссийской детской здравницей. Там был превосходный педагогический и медицинский персонал, прекрасные условия для проживания в капитальных спальных корпусах и отменное питание. Дети носили форму. Каждый отряд – свою. Юля попала в авангардный отряд барабанщиков. Они были одеты в лёгкие оранжевые маечки и голубые шорты. У всех были также голубые пилотки и повязаны красные пионерские галстуки.  Ими постоянно занимались. И когда я приехал навестить её, Юля продемонстрировала мне весь арсенал заученных построений и ритуалов, а также разнообразных приёмов барабанного боя палочками. Ей так понравился отдых там, что когда я приехал забирать её, она плакала при расставании со своими новыми друзьями. Я терпеливо ждал часа два, пока они не закончат петь свои новые песни, кружить хороводы и демонстрировать друг перед дружкой искусство барабанного боя.  

На следующий сезон я снова определил её на отдых в тот же «Орлёнок ». Она снова чудесно отдохнула. Но уже не было слёз при расставании. Правильно, видимо, говорят, что новизна впечатлений играет не последнюю роль при выезде куда-либо на отдых.

Когда Юля стала постарше, мы разрешили ей с классом, под руководством преподавателей, съездить на экскурсию в город-герой Севастополь. Она приехала в восторге и с массой фотографий.

И как апофеоз сочинского её периода жизни, была поездка десятиклассницы Юли в столицу ГДР Берлин с группой школьников города на празднование какого-то их национального праздника. Поездка была довольно дорогая. И Юля опасалась, что мы на такие траты для неё не согласимся. Но мы, конечно же, согласились, и дочка была так счастлива и благодарна нам, что просто трудно передать словами. Визит в ГДР удался на славу! И она приехала с кучей подарков для нас всех и обновок для себя. А Главное – это были фотографии, которые в хронологическом порядке запечатлели весь порядок её пребывания там.

Пока я всё рассказывал об отдыхе сочинцев в отпускное время. Но в Сочи, больше чем в других городах, развит еженедельный отдых по воскресеньям, который отличается по времени года, и не исчезает даже зимой.

Когда мы приехали в Сочи, то ежедневно после работы ходили на пляж «Ривьера», а по воскресеньям – на Приморский пляж, так как он был расположен ближе других от нашего дома. Мы просто упивались морем, солнцем и, вообще, какой-то праздничной курортной обстановкой. А когда нам привезли нашу дочурку, то мы проделывали то же самое, но уже втроём, а то и вчетвером, включая Анну Павловну, мою маму. Юленька на пляже всегда была в центре внимания окружающих. Не заметить такого сверхактивного, симпатичного кудрявого карапузика было просто невозможно. И так продолжалось до осени, а, вернее, до ноябрьских праздников, когда массовое купание заканчивается, а после работы уже заметно темнеет. А купание в темноте не очень-то привлекательно.

Но с наступлением межсезонья и зимы воскресный отдых не затухает, а, наоборот, приобретает новые формы и краски. Пассивное сидение и лежание на пляжах заменяется бодрой ходьбой в виде прогулок. Мы часто отправлялись просто гулять в парки «Ривьера», «Дендрарий», «Приморский», или целенаправленно посещали «Агурские водопады», «Тиссо-самшитовую рощу», «Старую мельницу» на горе Бытха, «Кавказский аул» в долине реки Мацеста, даже за пределы города в гости к знакомым на так называемые «Черкесские поляны» с их знаменитыми водопадами и другие интересные места. Раза два или три, выезжали на автобусе на гору «Ахун», а потом спускались с неё пешим порядком, ища всё новые и новые тропы. Любили мы также прогулки по так называемой «Приморской пешеходной тропе», берущей своё начало от речки Бзугу до Мацесты, протяжённостью около четырёх километров. Там, в конце пути, есть небольшое, уютное кафе «Олень». В нём  мы обедали и возвращались домой уже на автобусе. Однажды, попав под небольшой дождь, Юля промочила ноги. Увидев у ребёнка мокрые ботиночки, официант этого кафе снял их с её ног и ушёл. Когда мы уже рассчитывались за обед, он принёс их, сухие и чистые, и одел на ноги девочки.

Когда случалась зимняя непогода, мы всё равно не отменяли прогулки, а только сокращали протяжённость и продолжительность пути. Просто гуляли по набережной или по местам будущих новостроек, изучая одновременно местность, ее уклоны и другие характерные особенности. Если гуляли вдоль морской полосы, то сто метров пути, которые мы с Людой проходили, не спеша, Юля ухитрялась пробегать пять-шесть раз, бросая в воду камешки,  забегая на буны берегоукреплений и, ложась на них лицом к воде, рассматривала прибившихся к берегу медуз.

В летние месяцы следующих лет мы стали избегать посещение переполненных городских пляжей, где чрезмерная скученность людей не способствовала полноценному отдыху. К тому же, загрязнённость пляжей и, в особенности, морской воды в этих местах, перестали для нас быть привлекательными. Когда мы оба ещё работали в проектном институте, то стали принимать участие в организуемых инициативными группами вылазках на пустующие пляжи, расположенные на неосвоенных ещё территориях города. Там почти никого не было даже в самые активные месяцы года. Вода чистейшая. Территория не загаженная. Но плохо то, что прибытие туда и отъезд всецело привязан к расписанию электричек, которые ходили тогда не так часто. Кроме того, взятые с собой продукты быстро портились. Особенно это важно, когда с тобой маленький ребёнок да ещё с таким аппетитом. Вскоре мы также отказались и от такого отдыха.

Когда я стал работать в ГлавАПУ, то нас привлекли традиции воскресного отдыха этого коллектива. Сначала показалось странным, что даже в самые жаркие месяцы лета выезд организовывался не на море, а в долину горных речек. В этих речках вода чистейшая. Если в жару море тёплое и морская вода уже не освежает, то в горных речках она холодна и искупавшийся в ней чувствует себя на десять лет моложе. Коллектив выезжал на арендованном автобусе. А отдельные сотрудники на своих машинах. Тащить продукты или ещё что-нибудь не было необходимости. Всё, что нужно, вплоть до котелков, мангала и шампуров, а также заготовленных продуктов, размещалось в автобусе. Все напитки до нужной кондиции охлаждаются в водах горной речки. Мы, например, выезжали в долину реки Шахе, протекающую через будущий курортный район Головинки. Там течение реки умеренное и безопасное для купания. Удивительное ощущение, когда ты заходишь в воду и отдаёшься всецело течению: Тебя, как бревно, вода свободно несёт два-три десятка  метров и на повороте выбрасывает на берег. И ты оказываешься на берегу абсолютно обновлённым, а выпивший – трезвым!  Это  не сравнимо ни с каким морским купанием! Мы прекрасно отдыхали. Вкусно кушали. Играли в спортивные игры. Искать Юлю не было необходимости. Она, конечно же, стояла у мангала и смотрела, глотая слюнки, гак готовят шашлык. Первая же порция доставалась ей. Несмотря на то, что перед этим она утоляла голод двумя десятками мандарин.

Я часто вспоминаю, как однажды на дне рождения у одной нашей знакомой, что жила в Красной Поляне, а работала в Кавказском Государственном заповеднике, Юля съела двенадцать (!) шашлыков, приготовленных из дикого кабана на электрошашлычнице. Правда, те шампура раза в два меньше обычных. Но это значит, что Юля съела по меньшей мере шесть крупных порций шашлыка! А если учесть, что на столе было много другой  вкуснятины…

Однажды мы все втроём приняли участие в организуемом исполкомом городского Совета турпоходе. Нас отвезли на автобусах в Абхазию, в район Малой Рицы. А там мы пешком поднимались в горы. Пейзаж совершенно необычный. Ночевали в палатках в лесу. Юля всегда была в первых рядах поднимающихся в горы! Никакого нытья или усталости!

Но в самое последнее время мы пользовались самым удобным, с нашей точки зрения,  видом воскресного отдыха. Наконец-то, мы нашли оптимальный его вариант. Накануне я по телефону договаривался с дирекцией любой из сезонных баз отдыха, которых развелось на побережье видимо-невидимо, об аренде на сутки лёгкого щитового домика на три персоны с трёхразовым питанием. Заплатишь деньги, кстати, не так дорого, и в ус не дуешь. Мы, как правило, приезжали туда в субботу вечером, ужинали, перед сном в полной темноте купались в море и ложились спать. А утром, часов в шесть, морские заплывы по абсолютно штилевому морю, как будто его кто-то выгладил утюгом. Кстати, все мы плавали очень хорошо. Затем завтрак. Потом пляж, после чего – прогулки по окрестностям. А после обеда мы уезжали домой, посвежевшие, загорелые и отдохнувшие. Никого не ждём, ничего не берём с собой при полном отсутствии коллективного шума и суеты.  

Кроме того, в воскресные и праздничные дни мы выезжали за пределы города. Например, в гости к знакомому леснику в район Черкесских полян, что расположены на территории Абхазии. Ночевали у него в доме. Ходили с хозяином на экскурсию смотреть местную достопримечательность – довольно большой водопад. Добирались туда и обратно на попутных машинах. Тогда в горах было тихо и спокойно.

Однажды, в Октябрьские праздники втроём ездили в Ереван к одному нашему знакомому. От города, самой Армении и традиционного армянского гостеприимства были в полнейшем восторге. Там, в ресторане гостиницы «Армения», принимающая сторона подарила Юле, тогда ещё школьнице,  бутылку марочного армянского коньяка с надписью: «Распить только на предстоящей Юлиной свадьбе!». Кстати, эту бутылку мы хранили много лет и поставили на стол именно на свадьбе своей дочери!

Люда, выезжая в командировки, когда меня не было дома, обязательно брала с собой Юлию, когда та была школьницей старших классов. Они ездили в Краснодар, Кропоткин, Геленджик и другие города Краснодарского края. А когда она стала уже студенткой и приезжала в каникулы нас навестить, я брал ее с собой в командировки: в Тбилиси и даже Москву. Кстати там нам удалось вместе посмотреть знаменитый спектакль театра Сатиры «Ревизор» Гоголя. Там выступал целый букет знаменитостей: Миронов, Папанов, Васильева, Мишулин, Минглет, Державин, Ширвинд и многие другие актёры. Юля была в полнейшем восторге.  

А однажды, когда Юля проходила курсовую практику в Ленинграде, мы с супругой приехали в Таллинн к её окончанию и, заранее договорившись, дождались приезда туда Юли. Неделю знакомилась с достопримечательностями столицы Эстонии, а потом переехали в Ригу, столицу Латвии. Снова неделя знакомства с городом. К сожалению, в Литовский Вильнюс мы уже не успевали, так как кончался наш отпуск и Юлины каникулы, и нам пришлось вернуться домой.

Вот так проводят некоторые сочинцы свои отпуска и отдыхают в воскресные дни. И мы в том числе. Главный вывод из всего рассказанного таков: по воскресенье нужно обязательно АКТИВНО отдыхать, и в отпуске тоже следует АКТИВНО проводить всё предоставленное тебе время!